Рус Eng
DIA LAW International
Делать людям одолжение — как дешево зачастую это нам стоит и как много помогает!
Балтазар ГРАСИАН (1601 — 1658)
ГлавнаяСтатьиНаднациональные юридические лица как новые организационно-правовые формы ведения бизнеса в ЕС

Наднациональные юридические лица как новые организационно-правовые формы ведения бизнеса в ЕС

Актуальность.

Процессы правовой унификации и гармонизации, которые активно проходят в государствах — членах Европейского Союза, не должны оставаться без внимания со стороны российских исследователей и практиков. Изучение соответствующих вопросов актуально не из-за гипотетической возможности использования положительного опыта европейских государств. Дело в том, что ещё в мае 2001 года получила одобрение идея о создании единого европейского экономического пространства (ЕЕЭП) между Россией и Евросоюзом. Практическая реализация этой идеи потребует, чтобы Россия приобщилась к достижениям европейского законодателя в области правового регулирования создания и деятельности компаний. Естественно, речь не идёт о ближайшей перспективе.

Однако нужно подчеркнуть, что уже сегодня вопросы регулирования наднациональных юридических лиц в праве Евросоюза не лишены практического смысла для отечественных юристов. Так, нормы европейского права компаний могут иметь большое значение для российских предпринимателей, которые сотрудничают с компаниями Общего рынка ЕС. Тем более, что территориальная сфера действия соответствующих правовых норм и институтов значительно расширилась в связи со вступлением в ЕС новых государств-членов.

Помимо всего прочего, с практической точки зрения стоит обратить внимание на то, что именно унифицированные и гармонизированные нормы европейского права компаний будут применяться российскими судами для решения вопросов, которые относятся к личному статуту наднациональных юридических лиц, учреждённых в пространстве Общего рынка ЕС (ст.1202 ГК РФ).

Необходимость новых форм ведения бизнеса.

Задача построения Общего рынка ЕС потребовала от государств-членов принятия активных мер для повышения мобильности компаний. Одним из средств достижения поставленной цели стало закрепление права на свободное учреждение. В широком смысле свобода учреждения означает право свободно выбирать место осуществления предпринимательской деятельности в пределах территории Общего рынка ЕС. В содержание свободы учреждения входит право на первичное и на вторичное учреждение. Первичное учреждение реализуется путём переноса из одного государства-члена в другое зарегистрированного местонахождения и административного центра компании. Вторичное учреждение представляет собой возможность беспрепятственного создания представительства, филиала или дочерней компании на территории любого государства-члена ЕС. Обе формы учреждения предполагают, что компания, свободно учреждающаяся на территории одного из государств Общего рынка, пользуется в этом государстве национальным режимом.

Нужно отметить, что концепция свободного учреждения компаний в пределах рынка ЕС до сих пор до конца не реализована. И если вторичное учреждение действительно доступно любой компании, созданной в одном из государств — членов, то свобода первичного учреждения не всегда может быть реализована компанией, созданной на основе национального правопорядка одного из государств ЕС. Во многом это обусловлено причинами политико-правового характера: государства с более жёстким регулированием компаний не всегда готовы допускать на свой рынок компании, зарегистрированные в государстве, которое традиционно придерживается более либерального подхода к правовому регулированию компаний. Оставаясь подчинёнными либеральному праву государства своего происхождения (своей регистрации), иностранные компании будут находиться в более благоприятном положении по сравнению с национальными компаниями принимающего государства.

Одним из способов решения данной проблемы является создание организационно-правовых форм наднациональных юридических лиц, которые в полной мере могут пользоваться всеми преимуществами свободного рынка и права на свободное учреждение. Естественно, данный метод носит ограниченный характер, так как решает проблему первичного учреждения лишь применительно к очень ограниченному перечню организационно-правовых форм, и никак не решает вопрос первичного учреждения тех компаний, которые созданы в одной из организационно-правовых форм, предусмотренных национальными правовыми системами государств-членов. Однако преимущества данного метода налицо:

  • Во-первых, создание организационно-правовых форм, черпающих свою правоспособность из наднационального правопорядка, автоматически снимает применительно к ним проблему различий в правовом регулировании компаний между правовыми системами государств-членов. Таким образом, независимо от того, на территории какого государства находится административный центр наднационального юридического лица, основные вопросы его личного статута будут регулироваться нормами европейского права.
  • Во-вторых, государствам значительно легче договориться по различным аспектам регулирования наднациональных юридических лиц, нежели договориться о гармонизации соответствующих аспектов национального права компаний, регулирующего национальные организационно-правовые формы юридических лиц. Даже такой болезненный вопрос, как степень и формы участия работников в управлении компанией, всё же удалось разрешить применительно к наднациональным компаниям. Данное обстоятельство объясняется ограниченностью круга субъектов, подпадающих под соответствующие предписания, принадлежностью этих субъектов к наднациональному правопорядку и вытекающей из этого формальной нейтральностью соответствующих предписаний по отношению к национальным правопорядкам.

Таким образом, учреждение наднациональных организационно-правовых форм ведения бизнеса способствует решению проблемы мобильности компаний на рынке ЕС. Однако существуют и другие мотивы, с которыми связано создание новых организационно-правовых форм. Создание новых, «европейских» организационно-правовых форм, предназначенных для осуществления предпринимательской деятельности в масштабе, выходящем за пределы рынка одного государства, открывает новые возможности для развития бизнеса в Европейском Союзе. Учреждение наднациональных организационно-правовых форм напрямую связано с построением общего рынка ЕС. Основными и наиболее важными субъектами экономической активности на рынке ЕС в перспективе должны стать именно те юридические лица, которые черпают свою правосубъектность из наднационального правопорядка, и созданы в одной из организационно-правовых форм, специально предназначенных для осуществления предпринимательской деятельности на пространстве и в масштабах общего рынка ЕС. Возможно, именно создание наднациональных форм юридических лиц является первым шагом на пути формирования унифицированного (в отличие от гармонизированного) права компаний.

Европейское объединение с общей экономической целью (EEIG).

Европейское объединение с общей экономической целью (European Economic Interest Grouping) стало первой учреждённой правом Евросоюза наднациональной организационно-правовой формой. Создание EEIG как новой организационно-правовой формы было предусмотрено в Регламенте Совета ЕС № 2137/85 от 25 июля 1985 года. Данный правовой акт предписывал государствам-членам принять до 1 июля 1989 года необходимые меры, чтобы обеспечить на своей территории прямое действие норм регламента.

Прообразом EEIG были введённые впервые в 1967г. во Франции объединения с общей экономической целью. Деятельность данных объединений, не будучи непосредственно связанной с извлечением прибыли, была направлена на всемерное содействие производственной и коммерческой активности входящих в объединение членов посредством проведения единой экономической политики в масштабах всего объединения, концентрации ресурсов на наиболее перспективных отраслях.

Таким образом, в цели EEIG не входит извлечение и распределение прибыли в собственных интересах, следовательно, EEIG не является коммерческой организацией, в отличие от тех юридических лиц, которые являются членами объединения. Деятельность EEIG лишь сопутствует основной деятельности его участников, и не может выходить за пределы предмета деятельности участников объединения. Поэтому EEIG не имеет собственного уставного капитала, не вправе привлекать инвестиции и финансируется только участниками, которые несут неограниченную солидарную ответственность по долгам Объединения. Более того, выбывший участник продолжает отвечать по долгам Объединения, возникшим в период его участия, в течение пяти лет с момента прекращения членства.

EEIG обладает самостоятельной правосубъектностью (ст. 2), то есть правом приобретать любые права и обязанности от собственного имени, самостоятельно выступать в суде. Однако вопрос о признании за EEIG статуса юридического лица оставлен регламентом на усмотрение государств-членов. Поэтому EEIG признаётся юридическим лицом во всех государствах, кроме ФРГ и Италии. В основном, это связано с особенностями налогообложения. Дело в том, что EEIG не облагается корпоративным налогом (налогом на прибыли). Чтобы распространить на EEIG подобный налоговый режим без необходимости внесения существенных изменений во внутреннее налоговое законодательство, указанные страны не предоставляют EEIG статус юридического лица, хотя по сути EEIG обладает собственной правосубъектностью.

EEIG учреждается путём заключения договора между его участниками и внесения EEIG в официальный реестр того государства, где будет находиться юридический адрес объединения. Юридический адрес определяется по месту нахождения центральных органов управления либо самого объединения либо одной из компаний — участниц объединения (ст. 12). Зарегистрированное местонахождение (и неизбежно — административный центр) EEIG может быть перенесено из одного государства-члена в другое — тем самым реализуется право на свободу первичного учреждения. В результате изменения зарегистрированного местонахождения меняется и применимое к объединению право. Однако, как уже было сказано выше, это касается лишь тех вопросов, которые не урегулированы на наднациональном уровне: так, согласно ст.2 Регламента, национальное право применяется в отношении договора о создании EEIG, а также в отношении его внутренней структуры.

Регламент предусматривает исчерпывающий перечень субъектов, которые могут быть участниками (учредителями) EEIG (ст. 4). Поскольку EEIG носит трансграничный характер, в объединении должны участвовать лица, которые имеют национальность (гражданство) по меньшей мере двух государств-членов ЕС. Итак, в EEIG могут участвовать:

  • 1) Компании или фирмы в смысле ст.48 Римского договора об учреждении ЕЭС: компании и фирмы, преследующие цель получения прибыли и учреждённые в соответствии с правом одного из государств-членов. Чтобы подпадать под определение ст.48 Римского договора, компании должны, помимо всего прочего, иметь зарегистрированное местонахождение, административный центр либо основное предприятие на территории общего рынка ЕС. Если с рынком ЕС компанию связывает только зарегистрированное местонахождение (по сути, юридический адрес), то компания должна доказать наличие у неё «эффективной и длительной связи» с экономикой Евросоюза. Деятельность постоянного филиала или дочерней компании является prima facie доказательством существования указанной связи.
  • 2) Любые другие правосубъектные образования, созданные в соответствии с правом какого-либо государства-члена и имеющие своё зарегистрированное местонахождение и центральное управление на территории Сообщества. К данной группе относятся, например, некоммерческие организации, а также коммерческие, но не имеющие статуса юридического лица: например, OHG — полные товарищества по праву ФРГ.
  • 3) Физические лица, профессионально занимающиеся предпринимательской деятельностью на территории Сообщества.

Участники EEIG могут создавать любые органы управления (ст. 16), однако в любом случае действуют общее собрание членов и исполнительный орган из одного или нескольких директоров. Действия директоров, даже выходящие за пределы их полномочий и целей объединения, юридически связывают объединение, если только не будет доказано, что третьи лица знали или должны были знать об ограничениях полномочий директоров. Ответственность управляющих перед участниками объединения регулируется внутренним правом государств-членов.

Многие исследователи отмечают, что организационно-правовая форма EEIG, которая не требует привлечения значительных финансовых средств, предназначена для облегчения трансграничного сотрудничества предприятий малого и среднего бизнеса. Очень часто механизм деятельности EEIG состоит в том, что мелкие и средние фирмы, учредившие EEIG, получают заказы, которые они никогда не получили бы, действуя самостоятельно, и которые они не были бы в состоянии выполнить в одиночку. Указанные предприятия среднего и малого бизнеса распределяют между собой задачи, связанные с выполнением заказа, а EEIG координирует деятельность по их осуществлению. В конечном счёте EEIG, не выполняя само по себе никакой производственной функции, помогает своим участникам увеличить собственную прибыль.

Однако ввиду неограниченной ответственности его участников, невозможности привлечения инвестиций, невозможности осуществления объединением собственно производственно-хозяйственной деятельности, по причине других ограничений (например, объединение не вправе иметь в штате более 500 работников), EEIG не может эффективно использоваться крупным бизнесом для осуществления коммерческой деятельности на уровне ЕС. Для этих целей была учреждена организационно-правовая форма Европейской компании.

Европейская компания (SE).

Основная цель создания такой организационно-правовой формы как Европейская компания (SE) заключалась в том, чтобы способствовать формированию крупных предприятий с широким экономическим потенциалом с тем, чтобы они могли успешно конкурировать на мировых рынках с их американскими и японскими соперниками. Соответствующий проект регламента Комиссия ЕС подготовила уже в 1970 году.

Однако реализована эта идея была совсем недавно — 8 октября 2001 года был окончательно утверждён Регламент об Уставе Европейской Компании № 2157/2001 и Директива № 2001/86/ЕС, дополняющая Устав SE по вопросам участия наёмных рабочих в управлении. Данные акты вступили в силу совсем недавно — 8 октября 2004 года. Препятствиями на пути принятия данных актов были разногласия по вопросу о степени унификации правового регулирования SE (первоначальные проекты не оставляли места для национального регулирования — практически все правовые вопросы организации и деятельности SE решались в самом регламенте). Однако ключевое разногласие касалось вопроса о степени и формах участия работников в управлении SE.

По вопросу об участии работников в управлении SE было принято компромиссное решение. При подготовке компаниями — учредительницами проекта акта об учреждении SE, они принимают меры для проведения переговоров с представителями их работников по вопросу об установлении порядка привлечения работников к управлению в рамках SE. Если достичь договорённости не удастся — будут применяться общие правила, содержание которых в целом сводится к обязанности управляющих SE регулярно представлять отчёты о текущей и планируемой деятельности компании, смене управляющих, операциях по слиянию. Эти отчёты рассматриваются органом, представляющим интересы рабочих компании. Однако нужно обратить внимание, что если хотя бы в одной из компаний-учредителей SE, в соответствии с правом государства её национальной принадлежности, применялись более строгие (по сравнению с указанными выше «общими» правилами) правила участия работников в управлении, то эти же правила (с некоторыми модификациями) будут применяться и во вновь учреждённой SE, дабы не ухудшить правовое положение работников. Вариантом более строгих правил участия работников в управлении является, например, распространённое в ФРГ участие работников в формировании наблюдательных органов компании (наблюдательного совета компании).

Что касается второго пункта разногласий — степени унификации правового регулирования SE, то тут Комиссия ЕС вынуждена была серьёзно переработать свои предложения, в результате чего некоторые вопросы были оставлены на усмотрение законодателей государств-членов. Это, например, вопросы налогообложения, несостоятельности (п.20 Преамбулы Регламента), вопросы поддержания уставного капитала (ст.5 Регламента), порядок внесения SE в торговый реестр государства (ст. 12), процедура ликвидации (ст. 63), правила финансовой отчётности (ст. 61), вопросы регулирования внутренних отношений: например, ответственность управляющих за убытки, причинённые компании.

Таким образом, иерархия источников, регулирующих создание и деятельность SE, выглядит следующим образом (ст.9 Регламента):

  • 1) Регламент Совета ЕС об Уставе SE;
  • 2) положения уставов отдельных SE по вопросам, прямо указанным в Регламенте;
  • 3) нормы национального права, которые специально направлены на регулирование SE, а также нормы национального права, направленные на регулирование акционерных обществ в целом (так как SE является аналогом организационно-правовой формы акционерной компании);
  • 4) остальные (по сравнению с п. 2 данной классификации) положения уставов отдельных SE — они применяются в том же порядке, что и положения уставов национальных акционерных обществ.

Регламент исходит из того, что Европейская компания (Societas Europaea), обладающая статусом юридического лица (ст. 1), является аналогом акционерных обществ (публичных компаний — в Великобритании) национального права. Европейская компания регистрируется в реестре одного из государств-членов, сведения об SE публикуются в порядке, предусмотренном Первой Директивой Совета № 68/151/ЕЕС от 1968 года. Капитал SE поделён на акции и должен составлять не менее 120 тысяч евро (ст.4 Регламента). По усмотрению самой SE решается вопрос о структуре органов управления: она может быть либо двухзвенной (общее собрание акционеров и исполнительный орган), либо трёхзвенной (т.е. с наблюдательным советом).

Для целей решения вопросов, не урегулированных Регламентом, SE приравнивается к национальным акционерным обществам того государства, на территории которого находится зарегистрированное местонахождение SE (ст.10 Регламента). Согласно ст.7, зарегистрированное местонахождение SE и её центральная администрация должны находиться в одном и том же государстве. Требования о совпадении официального и фактического местонахождения административного центра введено с целью не допустить возникновения конкуренции между национальными законодательствами по созданию наиболее благоприятного для SE правового режима. Такая конкуренция существует, например, между законодательствами отдельных штатов в США. Не будь этой нормы, и SE могли бы обходить неудобные правовые предписания отдельных стран ЕС путём указания на наличие зарегистрированного местонахождения в другом государстве-члене, с более либеральным законодательством. Естественно, это ставило бы SE в привилегированное положение по сравнению с национальными юридическими лицами принимающего государства.

Существенным преимуществом SE по сравнению с аналогичными национальными формами, является возможность изменять своё место нахождения, т.е. переносить юридический адрес (и, соответственно, центральное управление), из одного государства в другое. Как и применительно к EEIG, перенос юридического адреса может быть осуществлён лишь через два месяца после публикации сообщения о таком намерении. По истечении указанного срока компетентный орган (например, нотариус или суд) того государства, где зарегистрирована SE, выдаёт свидетельство о соблюдении всех предварительных требований и правил процедуры, регулирующих перенос административного центра компании из одного государства-члена ЕС в другое. Причём важно отметить, что национальные власти вправе выступить против такого переноса на том основании, что это противоречит государственным интересам (ст. 8): например, если у компании есть крупная задолженность по уплате налогов в государственный бюджет.

Регламент в ст.2 содержит детальное регулирование порядка учреждения SE и предусматривает несколько способов создания Европейской компании:

  • Слияние, осуществляемое между акционерными обществами, которые были учреждены в соответствии с правом одного из государств-членов, и которые имеют на территории рынка ЕС не только своё зарегистрированное местонахождение, но и административный центр. Учитывая наднациональный характер SE, минимум две из участвующих в слиянии компаний должны иметь национальность различных государств-членов. Стоит отметить, что учреждение организационно-правовой формы SE впервые позволило создать правовой механизм осуществления транснациональных слияний.
  • Создание холдинговой компании акционерными обществами и обществами с ограниченной ответственностью, которые были учреждены в соответствии с правом одного из государств-членов, и которые имеют на территории рынка ЕС не только своё зарегистрированное местонахождение, но и административный центр. Минимум две компании должны иметь национальность различных государств-членов, либо одна из них должна располагать (на протяжении не менее 2-х лет) дочерней компанией на территории другого государства. В соответствии с данной процедурой, происходит своего рода обмен: акционеры компаний-инициаторов передают SE акции компаний-инициаторов (контрольный пакет), а взамен получают акции SE. В результате, компании-инициаторы становятся дочерними к SE.
  • Создание SE в качестве дочерней компании — может быть осуществлено любыми юридическими лицами публичного или частного права, имеющими на территории рынка ЕС своё зарегистрированное местонахождение и административный центр. Как и в предыдущем случае, компании должны принадлежать национальности по крайней мере двух государств-членов, либо должны иметь (в течение 2-х лет) дочернее общество, находящееся в другом государстве-члене. В процедуре создания SE как дочерней компании должны участвовать минимум две материнских компании. Данная схема несколько отличается от того, как отечественные юристы воспринимают понятие дочерней компании, поэтому используя более привычную терминологию, речь идёт об учреждении SE учредителями — юридическими лицами. Кроме того, сама SE может создать дочернюю компанию той же организационно-правовой формы.
  • Преобразование действующего акционерного общества одного из государств-членов в SE, при условии, что данное общество располагает на протяжении не менее 2-х лет дочерней компанией в другом государстве-члене.

Важно отметить, что Регламент позволяет государствам допускать возможность участия в создании SE компаний, имеющих фактическое местонахождение (административный центр) за пределами Сообщества. Однако такие компании должны быть зарегистрированы и иметь юридический адрес в государстве-члене, а также необходимо, чтобы эти компании поддерживали реальную и постоянную связь с экономикой одного из государств ЕС. Данная норма важна для тех государств-членов ЕС (Великобритания, Ирландия, Нидерланды), которые в своём национальном законодательстве при определении личного закона юридического лица придерживаются теории инкорпорации. Применение критерия инкорпорации позволяет компаниям, зарегистрированным в указанных государствах, относительно безболезненно изменять фактическое место нахождения своего административного центра (перенося его, например, в США, которые также придерживаются критерия инкорпорации). При этом, компания не изменяет своё зарегистрированное местонахождение и по вопросам личного статута остаётся подчинённой праву того государства, где изначально была зарегистрирована.

Заключение.

Настоящая статья преследует цель составить общее представление о правовой природе наднациональных юридических лиц, созданных европейским наднациональным правопорядком. Более подробное рассмотрение вопросов правового регулирования наднациональных юридических лиц в Евросоюзе требует проведения глубоких и объёмных исследований, охватывающих не только те организационно-правовые формы, которые были рассмотрены выше. Так, уже сегодня можно говорить о появлении ещё одной — третьей по счёту — наднациональной организационно-правовой формы: речь идёт о Европейском кооперативном обществе, которое учреждено Регламентом об Уставе SEC № 1435/2003 от 22 июля 2003 года. Идёт процесс разработки иных организационно-правовых форм, например, Европейской частной компании (аналога общества с ограниченной ответственностью).

Уржумов Иван, Адвокатское Бюро «DIA LAW International».