Рус Eng
DIA LAW International
Мы не можем себе позволить потратить впустую ни одной минуты в своей жизни.
Эдвард М. ГОУЛБЕРН (1818 — 1897)
ГлавнаяСтатьиГарантии прав кредиторов и участников реорганизующихся компаний

Гарантии прав кредиторов и участников реорганизующихся компаний

Стремление к наиболее оптимальной экономической и правовой структуре управления бизнесом заставляет современные компании активно участвовать в процессах реорганизации. Так, реорганизация является одним из способов создания широко распространённой в современной экономике холдинговой структуры, позволяющей более надёжно защищаться против враждебных поглощений, а также обладающей рядом других преимуществ. Однако на практике институт реорганизации далеко не всегда используется добросовестно, и зачастую наносит значительный материальный ущерб как кредиторам компании, так и её участникам-миноритариям. Так, широко известны случаи, когда разделение компании проводилось с той единственной целью, чтобы сконцентрировать все долги реорганизуемого общества в одной из новых компаний, которая вскоре становилась банкротом, в результате чего требования кредиторов погашались. Другая же возникшая в результате разделения компания, избавившись от долгов, начинала процветать. Данный пример наглядно демонстрирует потребность в специальном правовом регулировании с целью закрепления гарантий прав кредиторов и участников реорганизующихся компаний.

Правовое понятие реорганизации.

С правовой точки зрения реорганизация компании представляет собой процедуру, посредством которой вносятся изменения в юридическую личность компании. Реорганизация по своей правовой природе не является сделкой, поскольку представляет собой сложный юридический состав, и одних только действий юридических лиц, направленных на начало процедуры реорганизации, недостаточно для её завершения. Последним юридическим фактом, необходимым для вступления реорганизации в силу, является регистрация возникших в результате реорганизации юридических лиц (при присоединении — регистрация прекращения присоединяемого лица). Только с этого момента компания считается реорганизованной (ст.57 ГК).

Реорганизация направлена на внесение изменений в юридическую личность компании, в её правовой статус. Главными событиями, которыми отмечена правовая судьба юридической личности компании, являются её рождение (т.е. создание компании), преобразование (изменение организационно-правовой формы) и прекращение. Поэтому реорганизация направлена на создание, прекращение и преобразование компаний. Формы, в которых может проходить реорганизация, весьма разнообразны: слияние, разделение, присоединение, выделение, преобразование. Однако объединяющим признаком всех форм реорганизации является наличие правопреемства, в результате которого права и обязанности реорганизуемого общества переходят к другой компании. Именно наличие правопреемства отличает реорганизацию компании от таких способов её создания и прекращения, как первичное учреждение и ликвидация (или банкротство).

Для наглядности приведём пример и сравним последствия, которые влекут ликвидация и реорганизация (например, разделение). Ликвидацию следует рассматривать как абсолютное прекращение компании: субъект права прекращает своё существование, его долги ликвидируются (они либо возвращаются, либо погашаются в процедуре банкротства), а оставшееся имущество распределяется между участниками компании в соответствии с ликвидационным балансом (ст.63 ГК). При реорганизации ситуация иная: компания прекращается как субъект права, но её имущественный комплекс сохраняется и продолжает функционировать как экономический субъект рыночных отношений. Права и обязанности компании не прекращаются, а переходят в порядке правопреемства к другим лицам.

Наличием правопреемства обусловлено участие в процедуре реорганизации не менее двух субъектов: правопредшественника и правопреемника. Отношения правопреемства между ними регулируются специальным актом: передаточным актом (при слиянии, присоединении и преобразовании) либо разделительным балансом (при разделении и выделении). Данные акты определяют применительно к каждому обязательству реорганизуемого лица, что права и обязанности по соответствующему правоотношению переходят к правопреемнику, и указывается, к какому именно (в случае множественности правопреемников). Положения этих актов обязательны для кредиторов (должников) правопредшественника, которые по завершении реорганизации становятся кредиторами (должниками) правопреемника. Таким образом, внешним результатом правопреемства является перемена стороны в обязательстве, которая происходит в форме перехода прав либо перевода долга. Однако если переход прав не требует согласия другой стороны правоотношения (т.е. должника), то перевод долга, по общему правилу, допускается лишь с согласия кредитора (ст.391 ГК). Объясняется это тем, что личность должника небезразлична для кредитора: при заключении сделки он учитывает как минимум имущественное положение и деловую репутацию должника. При перемене же должника кредитор рискует иметь дело с неплатёжеспособным лицом.

Несмотря на общее правило, ни ГК, ни действующее законодательство о компаниях не требуют получения согласия кредиторов для проведения реорганизации. Чтобы компенсировать бессилие кредиторов против решения участников компании о начале реорганизации, законодатель устанавливает ряд правовых гарантий, способных обеспечить соблюдение интересов кредиторов. Специальные гарантии установлены также для защиты прав участников компании (они также являются кредиторами, поскольку отношения между участниками компании и самой компанией носят обязательственный характер).

Гарантии прав участников компании.

Участники компании (акционеры, участники общества с ограниченной ответственностью) находятся в обязательственных правоотношениях с компанией. Так, согласно ст.8 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», участникам принадлежат, в частности: право на часть прибыли и право на часть имущества общества в случае его ликвидации. Данные права носят имущественный характер и перспективы их реализации напрямую зависят от экономического положения компании. Поэтому акционеры (участники) наделяются также правом на участие в управлении компанией, по существу — правом неимущественного характера, которое позволяет им контролировать принятие и реализацию решений, определяющих судьбу компании. К их числу относится и решение о реорганизации.

Процедура реорганизации компаний регулируется ст.57 ГК, а главным образом — специальными законами: ФЗ «Об акционерных обществах» (ст.15-20) и ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (ст.51-56). Принятие решения о проведении реорганизации относится к исключительной компетенции общего собрания участников компании (ст.48 ФЗ «Об акционерных обществах», ст.32 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В случае, когда в реорганизации участвует несколько компаний (например, при слиянии и присоединении), согласие на реорганизацию должны дать общие собрания каждой из компаний.

В обществах с ограниченной ответственностью решение о реорганизации принимается единогласно всеми участниками общества (ч.8 ст.37 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»), что во многом снимает проблему защиты интересов участников общества с ограниченной ответственности при его реорганизации. В акционерных обществах, напротив, такое единогласие практически невозможно, в связи с чем важное значение приобретают правила о порядке проведения общего собрания акционеров и принятия на нём решения о реорганизации (процедурные гарантии).

Согласно ст.49 ФЗ «Об акционерных обществах», решение о реорганизации принимается общим собранием:

  • во-первых, только по предложению совета директоров (если иное не установлено в уставе общества);
  • во-вторых, необходимо большинство в три четверти голосов акционеров — владельцев голосующих акций, принимающих участие в общем собрании акционеров.

Данный подход, при котором подсчёт голосов осуществляется относительно присутствующих на собрании акционеров открывает широкие возможности для злоупотреблений: для проведения собрания и принятия решения о реорганизации оказывается достаточным участие половины всех акционеров — владельцев голосующих акций (кворум в 50% установлен в ст.58). Чтобы защитить интересы акционеров-миноритариев, закон устанавливает строгие правила об информировании акционеров о проведении общего собрания (ст.52). Сообщение о проведении собрания, повестка дня которого содержит вопрос о реорганизации общества, должно быть сделано не менее чем за 30 дней до дня его проведения. В тот же срок, т.е. за 30 дней до проведения собрания, акционерам должен быть обеспечен доступ (по крайней мере, по месту нахождения исполнительного органа общества) ко всем материалам и документам, которые станут предметом рассмотрения и утверждения будущим собранием.

При проведении реорганизации на решение собрания акционеров выносится целый ряд вопросов, перечень которых зависит от конкретного вида реорганизации. Так, помимо собственно вопроса о проведении реорганизации, акционерам предложат утвердить целый пакет документов: разделительный баланс или передаточный акт, договор о присоединении либо о слиянии, устав создаваемого в результате слияния общества. Одним из ключевых и наиболее болезненных является вопрос о порядке конвертации акций общества-правопредшественника в акции общества-правопреемника. При слиянии и присоединении условия конвертации (в том числе обменный курс) закрепляются в соответствующем договоре, который акционерам предстоит утведить. В остальных случаях условия конвертации определяются в решении общего собрания о порядке и условиях проведения реорганизации. Причём специальные правила закрепляют, что при реорганизации в форме разделения и выделения каждый акционер, голосовавший против реорганизации, либо не участвовавший в голосовании, должен получить акции обеих компаний, возникших в результате разделения (обеих компаний, оставшихся после выделения), причём пропорционально числу принадлежавших ему акций реорганизованного общества.

Видимый недостаток действующего законодательства в регулировании данных отношений кроется в том, что акционерам порой затруднительно самостоятельно оценить экономическую обоснованность предложенного им курса конвертации акций. Проведение же в таких случаях оценочной экспертизы за счёт компании далеко не всегда предусмотрено её уставом. Поэтому целесообразно, чтобы проведение такой экспертизы стало обязательным условием, без соблюдения которого решение общего собрания о реорганизации признавалось бы недействительным. Положительный опыт подобного регулирования имеют государства-члены Европейского Сообщества (ст.10 Директивы Совета 78/855/ЕЭС о слиянии акционерных обществ и ст.8 Директивы Совета 82/891/ЕЭС о разделении акционерных обществ).

Согласно ч.7 ст.49 ФЗ «Об акционерных обществах», акционер вправе в судебном порядке потребовать признания решения общего собрания акционеров недействительным при наличии в совокупности следующих условий:

  • 1) решение принято с нарушением ФЗ «Об акционерных обществах» и устава общества (например, несвоевременное извещение или неизвещение акционеров о предстоящем собрании; непредоставление возможности ознакомиться с необходимой информацией и др.);
  • 2) истец (акционер) не участвовал в данном собрании либо голосовал против принятого решения;
  • 3) указанным решением нарушены его права и законные интересы;
  • 4) решение может быть обжаловано в течение 6-ти месяцев с момента, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении.

Однако использование данного средства судебной защиты не всегда приводит к желаемому результату: суд с учётом всех обстоятельств вправе оставить обжалуемое решение в силе, если голосование акционера не могло повлиять на исход голосования, допущенные нарушения несущественны и акционер не понёс никаких убытков. Представляется, что бремя доказывания указанных обстоятельств должно лечь на ответчика — акционерное общество.

Наконец, последней гарантией прав участников реорганизующейся компании, которые голосовали против решения о реорганизации либо не участвовали в головании по вопросу о реорганизации, является их право потребовать выкупа их акций обществом по рыночной цене, которая должна быть определена независимым оценщиком без учёта её изменения в результате принятия решения о реорганизации (ст.75 ФЗ «Об акционерных обществах»). Данное право, однако, в конкретных обстоятельствах может носить ограниченный характер. Согласно ст.76, сумма средств, направляемых обществом на выкуп собственных акций, не может превышать 10% от стоимости чистых активов общества на дату принятия решения, послужившего основанием для требований о выкупе акций. В противном случае, акции будут выкупаться у акционеров не в полном объёме, а лишь пропорционально заявленным требованиям.

Гарантии прав кредиторов.

Наряду с защитой прав участников реорганизуемой компании, защита прав и интересов её кредиторов также является одним из ключевых направлений правового регулирования реорганизации компаний. Невозможность применения положений ст.391 ГК (перевод долга только с согласия кредитора) к перемене лица на стороне должника заставляет законодателя искать и находить более гибкие способы гарантирования кредиторам их прав и интересов, связанных с исполнением обязательств реорганизуемого общества. Условно все гарантии прав кредиторов можно изложить через их деление на несколько групп правовых предписаний.

Во-первых, ст.60 ГК устанавливает, что реорганизующаяся компания обязана письменно уведомить своих кредиторов о принятом решении. Специальные законы о компаниях (ст.15 ФЗ «Об акционерных обществах», ст.51 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью») устанавливают конкретный срок, в течение которого должно быть произведено уведомление: реорганизующемуся обществу на это даётся 30 дней, начиная со дня, когда было принято решение о реорганизации. Кроме того, сообщение о принятом решении должно быть опубликовано в печатном издании. Государственная регистрация возникших в результате реорганизации лиц, а также внесение в реестр записи о прекращении деятельности реорганизованных лиц, осуществляется при наличии доказательств уведомления кредиторов (в данном случае регистрирующий орган выполняет контрольную функцию).

Очевидным недостатком норм действующего законодательства об уведомлении кредиторов является отсутствие закреплённого перечня сведений, которые компания обязана предоставить своим кредиторам. Дело в том, что для принятия взвешенного решения относительно возможности продолжения хозяйственных отношений с реорганизующейся компанией, кредитору важно знать не только сам факт принятия решения о реорганизации. Существенное значение для кредитора могут иметь сведения о том, какие общества участвуют в реорганизации (например, в слиянии), каково их экономическое положение, каковы условия и порядок реорганизации. Следовательно, целесообразно обеспечить доступ кредиторов к документации, относящейся к реорганизации (договор о слиянии или присоединении, передаточный акт и разделительный баланс, решение собрания акционеров о порядке и условиях реорганизации), а возможно — и к бухгалтерской документации.

Во-вторых, кредиторы реорганизуемого общества в течение 30-ти дней с даты направления им уведомления о принятом решении (либо с даты публикации соответствующей информации) вправе письменно потребовать досрочного исполнения либо прекращения соответствующих обязательств общества и возмещения убытков (ст.60 ГК, ст.15 ФЗ «Об акционерных обществах», ст.51 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Данная норма является отступлением от общего принципа, в соответствии с которым односторонний отказ от исполнения обязательства либо одностороннее изменение условий обязательства не допускаются (ст.310 ГК). Указанное средство правовой защиты представляется весьма эффективным, поскольку носит практически бесспорный характер: указанные требования вряд ли возможно оспорить в суде, поэтому реорганизующиеся должники чаще всего удовлетворяют их в добровольном порядке.

В-третьих, самостоятельные нормы посвящены ситуации, когда возникают трудности с определением действительного правопреемника реорганизованной компании. Как уже отмечалось выше, отношения правопреемства регулируются специальными актами: передаточным актом (если правопреемник один), либо разделительным балансом (если правопреемников несколько). По общему правилу (ст.59 ГК), передаточный акт и разделительный баланс должны содержать положения о правопреемстве по всем обязательствам реорганизуемой компании в отношении всех её кредиторов и должников, включая обязательства, которые оспариваются сторонами.

Неполнота (неопределённость) передаточного акта или разделительного баланса является нарушением, вызванным небрежностью органов реорганизуемой компании, а потому это никак не должно сказываться на правах и интересах кредитора. Трудности возникают, естественно, в ситуации множественности правопреемников: зачастую бывает невозможно определить, кто из правопреемников несёт ответственность по конкретному обязательству реорганизованной компании. В таком случае все правопреемники несут солидарную ответственность перед кредиторами правопредшественника (ст.59 ГК).

В-четвёртых. На практике часто встречаются ситуации, когда из разделительного баланса ясно видно, кто является правопреемником, но раздел имущества реорганизованного общества проведен несправедливо: одному переданы почти все активы, а другому — долги, которые экономически слабое общество погасить не может. Действующее законодательство прямо не предусматривает способов правовой защиты от подобных злоупотреблений. В юридической доктрине велась дискуссия о возможности признания разделительного баланса недействительным по иску кредитора. В настоящее время данная проблема нашла своё решение благодаря своевременному и вполне обоснованному вмешательству Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (Постановление от 18 ноября 2003 года № 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах»).

В пункте 22 указанного Постановления Пленума разъяснено, что правопреемники реорганизованного общества должны (как и в случае неопределённости разделительного баланса), нести солидарную ответственность перед кредиторами реорганизованного общества, если из разделительного баланса видно, что при его утверждении был нарушен принцип справедливого распределения активов и обязательств реорганизуемого общества между его правопреемниками. В разъяснении сделана отсылка к ч.1 ст.6 ГК (применение гражданского права по аналогии) и ч.3 ст.60 ГК, то есть применена аналогия закона. В дополнение к этому можно сослаться на ст.10 ГК, запрещающую злоупотребление правом и требующую от участников гражданских правоотношений разумных и добросовестных действий.

В-пятых, действующее законодательство не исключает возможности предъявления иска о признании недействительной реорганизации компании в том случае, когда допущено нарушение порядка её проведения, закреплённого в нормах ГК и специальных законов. Права и интересы кредиторов чаще всего ущемляются такими грубыми нарушениями норм законодательства, как неуведомление о принятом решении о реорганизации, либо уведомление с нарушением предусмотренных сроков. Поводом для исков о недействительности реорганизации послужило совместное Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28 февраля 1995 № 2/1 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие части первой Гражданского кодекса РФ». Пункт 6 указанного Постановления указывал, что реорганизация юридического лица может быть осуществлена только в соответствии со статьями 57-65 ГК, в противном случае решение о реорганизации, а также акт о регистрации юридического лица, созданного в результате реорганизации другого юридического лица, признаются недействительными.

Последующая судебная практика внесла коррективы в данное разъяснение. Так, в большинстве случаев суды отказывают в удовлетворении исков кредиторов о признании недействительными решений о реорганизации, принятых собранием акционеров: право обжалования этих решений признаётся только за акционерами (например, Постановление ФАС Московского округа от 2 декабря 2001 №КГ-А40/7275-03). Следовательно, кредиторам остаётся только требовать признания недействительным акта о регистрации компании, созданной в результате реорганизации. Данное требование имеет своим основанием ст.13 ГК: ненормативный акт государственного органа, не соответствующий закону и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы юридического лица, может быть признан судом недействительным. Судебная практика по данным искам неоднозначна и порой носит противоречивый характер.

Так, зачастую суды указывают, что для удовлетворения иска о признании реорганизации недействительной истцу необходимо доказать, что в результате реорганизации нарушены его права на получение исполнения обязательства (например, что его кредитором стало неплатёжеспособное лицо). Для этого, в частности, придётся поднимать вопрос о справедливости разделительного баланса (если речь идёт о разделении или выделении). Таким образом, в этой части очевидно пересечение данного средства защиты с тем, которое было рассмотрено выше (в четвёртом пункте). Причём иск об исполнении обязательства, предъявленный к солидарным должникам (при несправедливости разделительного баланса) выглядит предпочтительнее, нежели отдельное производство, направленное на признание результатов реорганизации недействительными.

Некоторые выводы.

В заключение стоит отметить, что действующее регулирование порядка реорганизации компаний носит порой слишком либеральный характер. Во многих зарубежных государствах контроль за процессом реорганизации является более строгим. Данный подход представляется оправданным по следующим причинам. Совокупность превентивных законодательных, контрольных и организационных мер, направленных на предупреждение нарушений и злоупотреблений в ходе реорганизации, позволяет избежать многочисленных судебных тяжб, инициированных ущемлёнными участниками и кредиторами компании с целью признания недействительными результатов реорганизации.

Вполне очевидно, что признание проведённой реорганизации недействительной должно быть только крайней мерой на случай неустранимости допущенных нарушений. Объясняется это тем, что подобная мера отрицательно сказывается на устойчивости торгового оборота, влечёт нарушение прав и интересов кредиторов возникших в результате реорганизации компаний. Именно по этой причине иски о признании реорганизации недействительной не могут выполнять роль эффективного средства защиты прав кредиторов и участников компании. В данной ситуации рациональнее создание такого механизма регулирования и контроля, при котором риск проведения реорганизации с нарушением прав и интересов кредиторов и участников значительно снижается. Опыт зарубежных стран предлагает целый ряд полезных мер, некоторые из которых рассматривались выше: например, введение обязательной экспертной оценки экономической обоснованности предложенного курса конвертации акций, а также справедливости разделительного баланса; обеспечение кредиторам доступа к информации о финансовом положении реорганизующихся компаний; наделение кредиторов правом потребовать предоставления обеспечения исполнения обязательств должником; нотариальное удостоверение законности собрания акционеров и его протоколов; чёткое регулирование контрольных функций регистрирующих органов. Некоторые из указанных мер вполне могут оказаться полезными в российской действительности.

Уржумов Иван, Адвокатское Бюро «DIA LAW International».