Рус Eng
DIA LAW International
Мы не можем себе позволить потратить впустую ни одной минуты в своей жизни.
Эдвард М. ГОУЛБЕРН (1818 — 1897)
ГлавнаяСтатьиПравовая оценка политического экстремизма в Российском законодательстве

Правовая оценка политического экстремизма в Российском законодательстве

В последнее время в России особенно часто о себе стали заявлять организации и группировки, чья деятельность носит явно экстремистский характер. Но, как оказалось, очень трудно решить вопрос о том, как именно проявляется экстремизм, в каких деяниях он должен быть выражен? Данная статья посвящена именно юридической оценке такого явления как политический экстремизм.

Говоря о правовой оценке политического экстремизма, мы имеем в виду прежде всего те правовые нормы, которые регламентируют порядок противодействия государства и общества этому явлению.

Под политическим экстремизмом разумно понимать стремление отдельных групп социума или отдельных граждан утвердить господство и обеспечить выполнение своей политической программы, цели и последствия выполнения которой несовместимы с интересами большинства; подобные преобразования декларируется проводить немедленно, силовым путем преодолевая возможное сопротивление. Необходимо отметить также, что экстремизм можно рассматривать как своеобразный «зародыш» терроризма. Экстремистская деятельность заключается, как правило, в проведении демонстраций, митингов, шествий, пикетов, издании газет, журналов и т.д. Призывы и лозунги могут быть самыми разнообразными, но, как правило, они пропагандируют национальную, расовую и религиозную нетерпимость. Однако, в отличие от терроризма, экстремизм не обладает «элементом насилия». То есть, фактически, он является идеологической основой терроризма. Мы не погрешим против истины, если приведем следующую математическую формулу: «экстремизм + насилие = терроризм». Исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что нормативно-правовые акты, регулирующие борьбу с терроризмом, также можно отнести к правовым источникам борьбы с экстремизмом.

Конституция РФ закрепляет, что принципы и нормы международного права и международные договоры являются частью правовой системы России. Более того, если возникает разногласие между внутренним законодательством и международным договором, то применяются правила последнего (ст.15 Конституции РФ). Поэтому в данной статье необходимо указать на положения ряда международных договоров, посвященных проблеме политического экстремизма. Более того, экстремизм становится особо опасным, когда он выходит за рамки одного государства. В большинстве договоров употреблен другой термин — «терроризм», но, как мы писали выше, терроризм является наиболее тяжелым проявлением экстремизма.

а) Международные договоры.

Международное сотрудничество в области борьбы с экстремизмом и терроризмом активизировалось после Второй мировой войны. Так, например, в декабре 1974 года была принята Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе, дипломатических агентов. В Конвенции сказано, что такие преступления экстремистского толка «создают серьезную угрозу поддержанию нормальных международных отношений». Перечень лиц, которые пользуются международной защитой, четко определен в данном документе: глава государства, лицо исполняющее обязанности главы государства, согласно конституции соответствующего государства; глава правительства, министр иностранных дел, находящиеся в иностранном государстве, а также сопровождающие члены его семьи; любой представитель или должностное лицо государства. Конвенция обязывает каждое государство принимать все меры для осуществления своей судебной юрисдикции над преступниками.

В 1994 году Генеральная Ассамблея принимает Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма. Этот документ на сегодняшний день является одним из основных источников правового регулирования борьбы с международным экстремизмом и терроризмом. Согласно данной конвенции, государства обязаны:

  • а) воздерживаться от организации террористической деятельности, подстрекательства к ней, содействия ее осуществлению, финансирования, поощрения или проявления терпимости к ней;
  • б) обеспечивать задержание и судебное преследование лиц, совершивших террористические акты;
  • в)сотрудничать друг с другом в обмене соответствующей информацией для предотвращения терроризма и борьбы с ним и т.д.

Это далеко не все положения данной Конвенции — это лишь самые основные. Действительно, угроза терроризма и экстремизма велика, особенно на международном уровне. И решение данной проблемы необходимо искать всем государствам.

Особенно опасным является государственный экстремизм, то есть использование потенциала государства, прежде всего вооруженных сил, для подрыва целостности и суверенитета других государств. Такие действия подпадают под Определение агрессии, принятое Генеральной Ассамблеей ООН в 1974 году. Агрессией, согласно определению, может являться:

  • а) вторжение или нападение вооруженных сил государства на территорию другого государства
  • б) блокада портов или берегов государства с помощью вооруженных сил другого государства;
  • в) действия государства, позволяющего, чтобы его территория, которую оно предоставило в распоряжение другому государству, использовалось этим государством для совершения акта агресси против третьего государства;
  • г) засылка государством или от имени государства вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников, которые осуществляют акты применения вооруженной силы против другого государства и т.д.

Одним из самых последних международных документов в области борьбы с терроризмом является Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года. Ее подписали пять государств: Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан (так называемая, «Шанхайская пятерка»). В ст.1 сказано: «Экстремизм — какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства». Кстати, Шанхайская конвенция — пожалуй, единственный международно-правовой документ, в котором на законодательном уровне дается разграничение понятий «терроризм» и «экстремизм». Ст.6 закрепляет следующие меры по борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом: обмен информацией, запросы о проведении оперативно-розыскных мероприятий, принятие мер по предотвращению, выявлению и пресечению деяний, подпадающих под определения «терроризм», «сепаратизм» и «экстремизм», обмен опытом работы в области предупреждения и пресечения вышеуказанных деяний.

Однако, наша статья посвящена законодательству Российской Федерации, поэтому сейчас мы обратимся к внутреннему законодательству России.

б) Конституция Российской Федерации.

Конституция РФ предусматривает следующие неотъемлемые права и свободы:

  • а)Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания... иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними. (Ст.28 Конституции РФ.)
  • б)Каждому гарантируется свобода мысли и слова... Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

Но, согласно общим принципам теории государства и права, права и свободы одного человека заканчиваются там, где начинается нарушение прав другого человека. Безусловно, не все субъекты правоотношений осуществляют свои права, не нарушая прав других. Довольно часто отдельные индивидуумы или же социальные, национальные или религиозные группа начинают считать себя самыми значительной из всех и полагать, что люди, не похожие на них по каким-либо признакам, недостойны существования в стране или же в лучшем случае, должны быть лишены всех прав. Поэтому в Конституции прямо закреплена норма, запрещающая подобные нарушения: «Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную и религиозную вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.». Как правило, именно в деяниях подобного рода проявляется экстремистская деятельность.

В других нормативно-правовых актах эта норма лишь конкретизируется, ее содержание раскрывается.

в) Уголовный кодекс Российской Федерации.

В п. «е» ст.63 Уголовного кодекса РФ закреплено, совершение любого преступления по мотивам национальной, расовой или религиозной вражды или ненависти является обстоятельством, отягчающим наказание.

Как нами было установлено ранее, самым опасным проявлением экстремизма является терроризм. Уголовный кодекс прямо определяет наказание за совершение подобного рода деяния: «совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий... наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет». Законодатель особо подчеркивает, что терроризм является преступлением против общественной безопасности. Он выражается в действиях, которые должны посеять страх среди населения, запугать как рядовых граждан, так и органы власти, чтобы добиться тех или иных действий.

Федеральным законом от 24.07.2002 была введена новая статья в Уголовный кодекс: 205-1 («Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению»). По сути, речь идет о подстрекательстве и пособничестве террористической деятельности.

Ст. 206 («Захват заложника») представляет собой «захват или удержание лица... совершенные в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого-либо действия...» Захват человека характеризуется лишением его свободы любым способом: путем насилия, обмана, похищения. Удержание представляет собой противоправное удержание захваченного человека, воспрепятствование его передвижению, доступу к нему представителей власти или других заинтересованных лиц. Чаще всего при этом применяется физическое или психическое насилие, но в некоторых случаях захваченный может и не знать о его захвате, например, когда речь идет о ребенке.

Довольно часто экстремистские организации прибегают к такому деянию, как организация незаконного вооруженного формирования (ст. 208). Законодатель в данном случае имеет в виду создание незаконного вооруженного формирования (объединения, отряда, дружины или иной группы), а равно руководство им. Так, например, эта статья инкриминировалась лидеру Национал-Большевистской партии Эдуарду Лимонову, но суд не признал его виновным по данной статье.

Почти во всех случаях экстремистская деятельность сопряжена с разжиганием национальной, религиозной, социальной или любой другой вражды. В Уголовном кодексе установлено:

  • 1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды... унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично... наказываются штрафом в размере от ста до трехсот тысяч рублей... либо ограничением свободы до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок.
  • 2.Те же деяния, совершенные а) с применением насилия или угрозой его применения; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) организованной группой — наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей..., лишением свободы на срок от трех до пяти лет.

Любопытно отметить, что в предыдущей редакции данной статьи не говорилось о дискриминации по признаку пола, языка, происхождения и принадлежности к социальной группе.

Но, как показывает статистика, подобного рода уголовных дел возбуждается мало. Такое дело было возбуждено в отношении главы Народной Националистической партии А. Иванова-Сухаревского — по статье 282, п. 2, а также в отношении лидера общества «Память» Дмитрия Васильева. Более того, эти дела возбуждаются, в основном, против русскоязычного населения России. Но не было ни одного известного процесса в отношении лиц других национальностей, обвинявшихся в разжигании национальной розни против русскоязычного населения. А ведь в России существуют ряд печатных и электронных изданий, освещающих жизнь ряда народов, проживающих на территории Российской Федерации, и прямо или косвенно осуществляющих разжигание национальной розни против граждан других национальностей."

Однако, политическая или национальная принадлежность субъектов правоотношений не важна. Закон должен стоять выше политических и национальных интересов.

Нововведением в УК РФ являются статьи 282-1 (Организация экстремистского сообщества) и 282-2 (Организация деятельности экстремистской организации). Разница между ними заключается в следующем. В первом случае речь идет о создании организованной группы лиц в целях совершения преступлений по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды. Во втором случае говорится об организации деятельности объединения, в отношении которого судом было принято решение, вступившее в законную силу, о его ликвидации в связи с осуществлением им экстремистской деятельности. Так или иначе, но, благодаря этому нововведению, у государства появился новая возможность для противостояния экстремизму.

Ст. 148 запрещает препятствовать осуществлению права граждан на свободу совести и вероисповедания. Сюда также включается запрет на деятельность религиозных организаций и проведение религиозных обрядов.

г) Трудовой кодекс Российской Федерации

В Трудовом кодексе содержится прямое запрещение ограничивать работника в правах по национальным, расовым и другим признакам, и т.д. Но такие нарушения, согласно сообщениям СМИ, встречаются довольно часто. Ограничения работника в правах по национальному, расовому или иному признаку также является проявлением экстремизма.

д) Гражданский кодекс Российской Федерации

Главу 8 («Нематериальные блага и их защита») Гражданского кодекса РФ также можно рассматривать как защиту от экстремистской деятельности. В этой главе нет таких понятий, как «экстремистская деятельность» или «разжигание национальной розни», но в ней есть более общее понятие: «достоинство личности». А в случае с унижением достоинства личности мотив не всегда играет роль. Здесь зачастую важен сам факт.

е) Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности».

В качестве специальных законов, регулирующих отношения в области политического экстремизма, можно выделить три закона: Федеральный закон «О противодействии политическому экстремизму», Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» и Федеральный закон «О политических партиях». В данной статье речь пойдет о законе «О противодействии политическому экстремизму».

Закон «О противодействии политическому экстремизму» вступил в силу в июле 2002 года. До вступления закона в силу, даже до начала его обсуждения, а также после его вступления в силу в юридических и политологических кругах довольно горячо обсуждались вопросы о конституционности, демократичности закона, в конце концов — о его необходимости.

Итак, согласно Закону,

«...экстремистская деятельность (экстремизм):

  • деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на:
    насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
    подрыв безопасности Российской Федерации;
    захват или присвоение властных полномочий;
    создание незаконных вооруженных формирований;
    осуществление террористической деятельности;
    возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, а также социальной розни, связанной с насилием или призывами к насилию;
    унижение национального достоинства;
    осуществление массовых беспорядков, хулиганских действий и актов вандализма по мотивам идеологической, политической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, а равно по мотивам ненависти либо вражды в отношении какой-либо социальной группы;
    пропаганду исключительности, превосходства либо неполноценности граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности;
  • пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения...

Во вторую очередь к экстремистской деятельности Закон относит: публичные призывы к осуществлению вышеуказанной деятельности, финансирование и предоставление материально-технических средств, недвижимости, учебной, полиграфической базы, информационных услуг и т.д. (ст. 1, пп 3, 4).»

По сути дела, ст.1 Закона — ни что иное, как дублирование норм Уголовного кодекса (см. выше). Мы полагаем, что в дублировании норм других законов как минимум нет смысла. Более того, это может значительно усложнить работу юристам, а для государственных органов такое дублирование может явиться почвой для произвола. Надо также отметить, что Закон не дает ответа на следующий вопрос: является ли проявлением экстремизма, например, такой случай: лицо, находясь в общественном месте и будучи в состоянии алкогольного опьянения, начало оскорбительно высказываться в адрес лиц других национальностей, призывать к выселению их с территории Российской Федерации и т.д. Можно ли данный факт квалифицировать как проявление экстремизма? Или же это — всего лишь мелкое хулиганство и нарушение общественного порядка, то есть деяние, предусмотренное Кодексом об административных правонарушениях. Или же деяние, предусмотренное статьей 130 Уголовного кодекса — «Оскорбление»? Кажется вполне логичным, что подобное действие нельзя квалифицировать как проявление экстремизма. Нам кажется, что при подробном анализе текста Закона в нем можно обнаружить отсутствие косвенного определения самого слова «деятельность». «Деятельность» означает регулярный труд, последовательное разрешение тех или иных задач, долгосрочное или относительно долгосрочное планирование действий. Совершенно ясно, что любая организация или любое лицо, вне зависимости от рода деятельности, рассчитывает не на однодневное существование, поэтому их поведение можно назвать «деятельностью». А согласно вышеуказанному примеру, лицо не осуществляло деятельности, это было разовое деяние. Закон этого не разграничивает.

Политический экстремизм бывает как оппозиционным, то есть, осуществляемым оппозиционными движениями, так и государственным. То есть, государственный экстремизм — экстремистская деятельность, осуществляемая органами государства, органами местного самоуправления в отношении граждан. Например, режим Пол Пота в Камбодже в конце 70-х годов. Закон «О противодействии политическому экстремизму» не предусматривает мер по борьбе с государственным политическим экстремизмом; тем самым не защищая человека и общества от возможного произвола со стороны должностных лиц. В законе сказано: «...деятельность общественных или религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массовой информации, либо физических лиц...». Таким образом, область регулирования значительно сужена. Закон уже заранее направляет свое действие на общество и личность.

В Законе указаны принципы противодействия экстремистской деятельности. Это: законность, гласность, приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации, неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности, и т.д. (ст. 2). Основными направлениями противодействия экстремистской деятельности являются (ст. 3):

  • а)принятие профилактических мер, в том числе (ст. 5): воспитательные и пропагандистские меры;
  • б)выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности.

Закон говорит, что профилактические меры осуществляют федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления в пределах своей компетенции. Выявление, предупреждение и пресечение экстремистской деятельности осуществляется на основании Конституции РФ, Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, а также федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации.

Закон «О противодействии политическому экстремизму» устанавливает ряд мер, которые могут быть применены к субъектам права в случае осуществления ими экстремистской деятельности:

  • 1) Объявление о недопустимости экстремистской деятельности,
  • 2) Вынесение предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности или распространения экстремистских материалов через средство массовой информации.

Эти меры являются профилактическими. В этих случаях Генеральным прокурором или прокурором, подчиненным ему, выносится предупреждение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований для вынесения предупреждения. Предупреждение может быть обжаловано в судебном порядке. Если же предупреждение не обжаловано или же не было признано судом незаконным, а в течение 12 месяцев в деятельности организации или объединения выявлены новые факты, свидетельствующие об осуществлении экстремистской деятельности, то по отношению к организациям и объединениям применяется следующие меры:

  • 1) Ликвидация или запрет на осуществление деятельности. (Разница заключается в том, что ликвидируют те организации и объединения, которые являются юридическими лицами, а запрет на осуществление деятельности получают организации или общественные объединения, не являющиеся юридическими лицами). Меры применяются на основании решения суда по заявлению Генерального прокурора или подчиненного ему соответствующего прокурора.
  • 2) Приостановление деятельности. Решение о приостановлении деятельности может быть обжаловано в судебном порядке. Граждане Российской Федерации, иностранные граждане и лица без гражданства, согласно Закону, несут уголовную, административную и гражданско-правовую ответственность в порядке, установленном законодательством Российской Федерации. По решению суда лицам может быть ограничен доступ к государственной и муниципальной службе, военной службе по контракту, службе в правоохранительных органах, работе в образовательных учреждениях, занятию частной детективной и охранной деятельностью.

Особый интерес представляет ст.15 ФЗ «О противодействии политическому экстремизму». Ряд юристов называют эту статью «адвокатской подсказкой» для лиц, организаций и объединений, осуществляющих экстремистскую деятельность. Суть статьи заключается в следующем: в случае, если руководитель или член руководящего органа общественного или религиозного объединения либо иной организации делает публичное заявление, призывающее к осуществлению экстремистской деятельности, без указания на то, что это его личное мнение, а равно в случае вступления в законную силу в отношении такого лица приговора суда за преступление экстремистской направленности, соответствующие общественное или религиозное объединение, либо иная организация обязаны в течение пяти дней со дня, когда указанное заявление было сделано, публично заявить о своем несогласии с высказываниями или действиями такого лица. Если соответствующие общественное или религиозное объединение либо иная организация такого публичного заявления не сделает, это может рассматриваться как факт, свидетельствующий о наличии в их деятельности признаков экстремизма.

То есть, руководителю достаточно заявить о выражении своего личного мнения, а организации сделать фальшивое заявление о несогласии, и нормы закона станут фактически бессильны.

Можно вечно спорить о достоинствах и недостатках тех или иных законов. Но, принимая любой закон, законодатель должен учитывать, что помимо права, необходимо еще учитывать психологические и социальные моменты в развитии и бытии тех или иных лиц. Закон может наказать за какое-то конкретное действие, но за мысли наказания не бывает и не может быть.

Красов Петр, Адвокатское Бюро «DIA LAW International».