Рус Eng
DIA LAW International
Счастье всегда кажется маленьким, когда ты держишь его в руках, но отпусти его — и сразу поймешь, насколько оно огромно и прекрасно.
Максим ГОРЬКИЙ (1868 — 1936)
ГлавнаяСтатьиКомпенсация морального вреда как способ защиты деловой репутации юридических лиц

Компенсация морального вреда как способ защиты деловой репутации юридических лиц

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) в статье 152 установил способы защиты чести, достоинства и деловой репутации гражданина. Одним из способов защиты этих нематериальных благ, согласно пункту 5 статьи 152 ГК РФ, является возможность требования возмещения убытков и морального вреда. В пункте 7 этой же статьи установлено, что правила статьи 152 ГК РФ о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Отсюда следует, что одним из способов защиты деловой репутации юридических лиц является компенсация морального вреда.

К такому же выводу пришел и Пленум Верховного Суда РФ, установив в пункте 5 Постановления от 20 декабря 1994 года № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», что: «Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (пункт 6 статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., пункт 7 статьи 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г.)».1

Однако Высший Арбитражный Суд РФ проигнорировал мнение Пленума Верховного Суда РФ и выработал свою позицию в вопросе возмещения морального вреда юридическому лицу. Так, например, Постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ (далее — Президиум ВАС РФ) от 5 августа 1997 г. № 1509/97 было отменено определение Арбитражного суда Краснодарского края от 3 декабря 1996 г. по делу № 322-10, связанному с иском ТОО «ПСП «Жилспецмонтаж» к редакции газеты «Кубанские новости» о защите деловой репутации и компенсации морального вреда. Отменяя определение Арбитражного суда Краснодарского края, Президиум ВАС РФ указал, что исходя из смысла статьи 151 ГК РФ, моральный вред (физические и нравственные страдания) может быть причинен только гражданину, но не юридическому лицу.2

Такой же аргумент против возможности взыскания юридическим лицом морального вреда был приведен и в Постановлении Президиума ВАС РФ от 1 декабря 1998 г. № 813/98. Решением Арбитражного суда Тюменской области с Тюменского областного совета профсоюзов и с Тюменской областной ассоциации профсоюзных организаций работников промышленности взыскана компенсация морального вреда в пользу ОАО «Тюменская текстильная корпорация «Кросно» за распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих деловую репутацию акционерного общества, опубликованных в газете «Позиция». Апелляционная и кассационная инстанции оставили это решение в силе. Отменяя эти судебные Постановления, Президиум ВАС РФ указал: «В соответствии со статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации под моральным вредом понимаются физические или нравственные страдания, причиненные гражданину действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. Размер компенсации морального вреда определяется с учетом степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. Поскольку юридическое лицо не может испытывать физических или нравственных страданий, ему невозможно причинить моральный вред. Поэтому исходя из смысла статей 151 и 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право на компенсацию морального вреда предоставлено только физическому лицу».3

Вышеуказанная позиция Высшего Арбитражного Суда РФ по рассматриваемому вопросу не могла не быть воспринятой нижестоящими арбитражными судами. Арбитражные суды стали просто текстуально воспроизводить аргументы, изложенные в постановлениях Президиума ВАС РФ, так, как, например, это сделал Федеральный Арбитражный суд Центрального округа в постановлении от 6 февраля 2003 г. по делу №А68-324/3-02.4

Таким образом, в решении проблемы возмещения юридическим лицам морального вреда сложилась противоречивая ситуация. С одной стороны, суды общей юрисдикции, руководствуясь обязательным для них разъяснением Пленума ВС РФ, удовлетворяли требования юридических лиц о компенсации им морального вреда, с другой стороны, арбитражные суды, принимая во внимание позицию Президиума ВАС РФ, отказывали в удовлетворении этих требований. Этот затянувшийся спор между судами общей юрисдикции и арбитражными судами разрешил Конституционный суд РФ в Определении от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Определение).

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А.Шлафман оспаривал конституционность пункта 7 статьи 152 ГК Российской Федерации, предусматривающего, что правила данной статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, в значении, придаваемом ему официальным толкованием, содержащимся в пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», и основанной на нем правоприменительной практикой. Конституционный суд РФ отказал в принятии к рассмотрению этой жалобы, поскольку она не отвечала требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», а также, поскольку разрешение поставленного заявителем вопроса Конституционному Суду РФ было неподведомственно. Тем не менее, Конституционный суд РФ высказался по существу проблемы, то есть дал правовую оценку возможности требования юридическим лицом возмещения морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих его деловую репутацию.

В части 5 пункта 2 Определения Конституционный суд РФ указал следующее: «Применимость того или иного конкретного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации юридических лиц должна определяться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК Российской Федерации). Данный вывод основан на положении статьи 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом».5

Исходя из приведенной в Определении Конституционного суда РФ аргументации, можно сделать такие выводы. Во-первых, Конституционный суд РФ признает, что юридическому лицу наряду с материальным вредом можно причинить и нематериальный вред. Во-вторых, содержание нематериального вреда, причиненного юридическому лицу не идентично содержанию морального вреда, причиненного физическому лицу. Этот вывод для юриспруденции имеет большое значение. Установив это, Конституционный суд РФ стал на позиции Высшего Арбитражного Суда РФ и фактически признал, что поскольку юридическое лицо не может испытывать физические или нравственные страдания, следовательно, ему нельзя причинить моральный вред. Ну и, наконец, Конституционный суд РФ установил, что юридическое лицо имеет право предъявлять требования о компенсации нематериального вреда, причиненного умалением его деловой репутации. Этот вывод суд мотивировал тем, что согласно части 2 статьи 45 Конституции РФ каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Однако Конституционный Суд РФ не учел, что согласно статье 12 ГК РФ защита гражданских прав помимо тех способов, которые перечислены в этой статье, может осуществляться только способами, предусмотренными законом. Следовательно, юридическое лицо вправе требовать компенсацию нематериального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих его деловую репутацию, только в том случае, если это прямо предусмотрено в законе. Отсюда возникает вопрос, не противоречит ли статья 12 ГК РФ пункту 2 статьи 45 Конституции РФ? Если исходить из того значения пункта 2 статьи 45 Конституции РФ, которое ему придает Конституционный Суд РФ, то никакого противоречия нет. Так, например, Конституционный Суд РФ в части 1 пункта 2 Определения от 4 марта 2004 г. № 145-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Проня Александра Викторовича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части четвертой статьи 47, пунктом 2 части первой статьи 53, статьями 74, 85 и 86 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» отметил: «В соответствии с Конституцией Российской Федерации каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (статья 45, часть 2); судопроизводство осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3). Из данных конституционных положений не следует, однако, возможность выбора обвиняемым по своему усмотрению любых способов и процедур защиты, особенности которых применительно к отдельным видам судопроизводства определяются, исходя из Конституции Российской Федерации, федеральным законом».6 Тот же самый вывод можно сделать и в отношении статьи 12 ГК РФ. Речь в данном случае не идет об ограничении права на защиту, но об обозначении границ этого права с целью не допустить злоупотребления им: как и любое субъективное право, право на защиту должно иметь определенные рамки.7

В этой ситуации было бы правильным правовую позицию Конституционного Суда РФ относительно способов защиты деловой репутации юридических лиц понимать в том смысле, что пока законодательство специально не предусмотрело для них такого способа защиты как возмещение нематериального вреда, юридические лица вправе воспользоваться тем способом, который предоставлен для физических лиц, а именно, требовать компенсации морального вреда. Тем не менее, позиция арбитражных судов не изменилась. Так, например, Федеральный Арбитражный суд Уральского округа в Постановлении от 26 июля 2004 г. по делу №Ф09-2302/04-ГК указал, что в удовлетворении требований о возмещении морального вреда отказано обоснованно, поскольку действующее законодательство не предусматривает возможности его компенсации юридическим лицам.8 А в Постановлении от 28 сентября 2004 г. по делу №Ф09-337/04-ГК тот же суд отметил, что поскольку нравственные и физические страдания может испытывать только физическое лицо, юридическое лицо не вправе претендовать на компенсацию морального вреда.9

В юридической литературе также звучат мнения о невозможности взыскания юридическими лицами морального вреда. Причем аргумент, который приводится в пользу этого утверждения тот же, что и у арбитражных судов: юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания. В частности, А.Ю.Францифоров и Ю.В.Францифоров подчеркивают: «Очевидно, что юридическое лицо таких последствий (физические и нравственные страдания — Р.Л.) не в состоянии нести — неодушевленная суть страдать не может».10 А по поводу того, что Пленум Верховного Суда РФ пришел к выводу о возможности требования юридическим лицом компенсации морального вреда исходя из пункта 7 статьи 152 ГК РФ, согласно которому правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, в правовой науке указывается на ошибочность толкования этого положения. Так, С.В.Потапенко считает, что в пункте 7 статьи 152 ГК РФ термин «соответственно» означает применимость только тех положений данной нормы, которые соответствуют правовой природе юридического лица, а компенсация морального вреда под такое соответствие не подпадает.11 На самом деле термин «соответственно» можно толковать и как «в соответствующих случаях», то есть когда распространяются сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица. Именно так и понял этот термин Пленум Верховного Суда РФ. В пользу такого толкования можно привести примеры из зарубежной кодификационной практики. В пункте 6 статьи 19 Гражданского кодекса Республики Армения (далее — ГК Армении)12 и в пункте 6 статьи 23 Гражданского кодекса Республики Азербайджан (далее — ГК Азербайджана) предусмотрено, что правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Причем в правилах ГК Армении и ГК Азербайджана о защите деловой репутации гражданина нет такого способа защиты как требование компенсации морального вреда. Согласно пункту 7 статьи 153 Гражданского кодекса Республики Беларусь: «Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица, кроме возмещения морального вреда (курсив наш. — Р.Л.)».13 В изложенных нормах тоже использован термин «соответственно». Если понимать его как требование соответствия подлежащих применению норм правовой природе юридического лица, то возникает вопрос, зачем использовать этот термин, если в законодательстве этих государств не предусмотрена возможность возмещения морального вреда юридическому лицу, а все остальные способы защиты деловой репутации соответствуют (не противоречат) его природе? Именно поэтому становится очевидным, что не этот смысл вложил законодатель в термин «соответственно».

Говоря о возможности причинить моральный вред юридическому лицу с точки зрения действительности, то, конечно же, следует признать невозможность такого причинения. Наличие спора о праве юридического лица требовать компенсацию морального вреда связано с тем, что понятие морального вреда и конструкцию юридического лица соотносят с действительностью. Ведь пункт 7 статьи 151 ГК РФ сам по себе не противоречит статье 152 ГК РФ, но противоречие возникает, если мы начинаем рассуждать о том, что представляет собой юридическое лицо за рамками права. Иными словами, когда мы начинаем говорить о том, что юридическое лицо на самом деле не может испытывать физические и нравственные страдания, тем самым мы приходим к выводу о наличии противоречия между понятием морального вреда и возможностью его взыскания юридическим лицом. Единственный правильный выход из сложившейся ситуации, по нашему мнению, заключается в рассмотрении возможности причинения морального вреда в качестве юридической фикции. Если законодатель признает одним из способов защиты деловой репутации юридического лица компенсацию морального вреда, тем самым он устанавливает юридическую фикцию. Иной подход в решении проблемы компенсации морального вреда юридическому лицу, а именно отрицание возможности причинения ему морального вреда, ведет к «расшатыванию» конструкции юридического лица. Говоря о том, что в действительности юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания, а, следовательно, не имеет права требовать компенсацию морального вреда, можно дойти и до отрицания возможности признания у юридического лица дееспособности. Конечно, признание действий физических лиц, направленных на приобретение и осуществление гражданских прав в качестве действий самого юридического лица это тоже юридическая фикция. И в этом смысле абсолютно прав А.М.Эрделевский, отмечая, что: «Во всех случаях, когда мы встречаемся с категориями, которые применительно к юридическому лицу могут подразумевать его некую «психическую деятельность», это оказывается психическая деятельность физических лиц, и лишь наличие в каждом конкретном случае специальной правовой нормы позволяет считать ее психической деятельностью юридического лица».14 Но он ошибается, когда считает, что, применительно к компенсации морального вреда, в качестве такой нормы нельзя рассматривать пункт 7 статьи 152 ГК РФ. Автор приводит тот же аргумент, что и С.В.Потапенко: термин «соответственно» следует понимать как требование соответствия подлежащих применению норм правовой природе юридического лица. Несостоятельность этого аргумента была показана нами выше. Кроме того, аргументируя невозможность требования юридическим лицом компенсации морального вреда, А.М.Эрделевский утверждает, что в законодательстве стран с англосаксонской и континентальной системами права понятие моральный вред в отношении юридических лиц также не применяется.15 Для опровержения этого голословного утверждения далеко ходить не надо. В законодательстве некоторых стран СНГ компенсация морального вреда является таким же способом защиты деловой репутации юридического лица, как и деловой репутации физического лица. Так, например, согласно пункту 3 статьи 16 Гражданского кодекса Кыргызской Республики (далее — ГК Киргизии)16 в случаях, предусмотренных ГК Киргизии и другими законами, моральный вред может быть компенсирован юридическому лицу. Один из таких случаев устанавливает пункт 5 статьи 18 ГК Киргизии: «Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, а также юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением». В вопросе возмещения морального вреда юридическому лицу казахский законодатель пошел еще дальше. Он не только предоставил юридическому лицу право требовать возмещения морального вреда, причиненного распространением сведений, порочащих его деловую репутацию (пункт 6 статьи 143 Гражданского кодекса Республики Казахстан17 (далее — ГК Казахстана)), но и в определении морального вреда указал, в чем этот вред может выражаться: «Моральный вред — это нарушение, умаление или лишение личных неимущественных благ и прав физических и юридических лиц, в том числе нравственные или физические страдания (унижение, раздражение, подавленность, гнев, стыд, отчаяние, физическая боль, ущербность, дискомфортное состояние и т.п.), испытываемые (претерпеваемые, переживаемые) потерпевшим в результате совершенного против него правонарушения» (пункт 1 статьи 951 ГК Казахстана).

Таким образом, зарубежный законодательный опыт показывает, что признание за юридическим лицом права на возмещение морального вреда не является чем-то экстраординарным. И в этом смысле толкование пункта 7 статьи 152 ГК РФ в пользу признания такого права не выставляет отечественного законодателя на положение изгоя в правотворческой практике. С точки зрения юридической техники, рассматриваемое положение является не более чем юридической фикцией, выступающей в качестве одного из элементов правовой конструкции юридического лица.

Лотфуллин Радик, Адвокатское бюро «DIA LAW International».

Источники:

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1995. — № 3. — С.10.

2. См.: Юрист. — 1997. — № 11. — С.15.

3. Вестник ВАС РФ. — 1999. — № 2. — С.85 — 86.

4. СПС «КонсультантПлюс».

5. Вестник Конституционного Суда РФ. — 2004. — № 3.

6. Собрание законодательства РФ. — 05.07.2004. — № 27. — ст. 2805.

7. Рожкова М.А. Требование о признании в арбитражном процессе. // Арбитражная практика. — 2002. — № 11. / СПС «КонсультантПлюс».

8. СПС «КонсультантПлюс».

9. СПС «КонсультантПлюс».

10. Францифоров А.Ю., Францифоров Ю.В. Понятие общих условий возникновения обязательств вследствие причинения вреда. // Юрист. — 2001. — № 5. — С.11.

11. См.: Потапенко С.В. Судебная защита деловой репутации юридических лиц от диффамации. // Право и экономика. — 2000. — № 6. — С.70.

12. Здесь и далее нормы Гражданского кодекса Республики Армения цит. по: Гражданский кодекс Республики Армения. / htpp://icpo-vad.tripod.com/civen.html.

13. Нормы Гражданского кодекса Республики Беларусь цит. по: Гражданский кодекс Республики Беларусь. / Науч. ред. В.Ф. Чигира. — СПб., 2003.

14. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий законодательства и судебной практики. — М.: Издательство БЕК. — 2000. — С.112.

15. См.: Эрделевский А.М. Указ. соч. — С.109.

16. Нормы Гражданского кодекса Кыргызской Республики цит. по: Гражданский кодекс Кыргызской Республики. / htpp://icpo-vad.tripod.com/civen.html.

17. Нормы Гражданского кодекса Республики Казахстан цит. по: Гражданский кодекс Республики Казахстан. / Науч. ред. Н.Э. Лившиц. — СПб., 2002.