Рус Eng
DIA LAW International
Счастье всегда кажется маленьким, когда ты держишь его в руках, но отпусти его — и сразу поймешь, насколько оно огромно и прекрасно.
Максим ГОРЬКИЙ (1868 — 1936)
ГлавнаяСтатьиК вопросу о праве судебного пристава-исполнителя ограничивать право гражданина на выезд из Российской Федерации

К вопросу о праве судебного пристава-исполнителя ограничивать право гражданина на выезд из Российской Федерации

В 2004 г. известной российской балерине Анастасии Волочковой в аэропорту «Внуково» не разрешили вылететь за границу. Как в последствии выяснилось, данный запрет был основан на вынесенном судебным приставом постановлении об ограничении Волочковой права на выезд за пределы Российской Федерации. Конечно, спустя некоторое время с балерины статус «невыездной» был снят. Однако следует отметить, что не суд признал действия судебного пристава по вынесению этого постановления незаконными, а сам пристав отменил этот правовой акт. В этой связи возникает вопрос о том, имеет ли судебные приставы-исполнители ограничивать права граждан на выезд из России. Данный вопрос в настоящее время приобретает еще большую актуальность в связи с тем, что на практике все чаще приходится сталкиваться с примерами подобного ограничения.

В соответствии с п.5 ст.15 ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» от 15.08.1996 г. № 114-ФЗ:

«Право гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации может быть временно ограничено в случаях, если он:

5) уклоняется от исполнения обязательств, наложенных на него судом, — до исполнения обязательств либо до достижения согласия сторонами».

Согласно ст.16 ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»:

«Во всех случаях временного ограничения права на выезд из Российской Федерации, предусмотренных статьей 15 настоящего Федерального закона, орган внутренних дел выдает гражданину Российской Федерации уведомление, в котором указываются основание и срок ограничения, дата и регистрационный номер решения об ограничении, полное наименование и юридический адрес организации, принявшей на себя ответственность за ограничение права данного гражданина на выезд из Российской Федерации».

Это единственные правовые нормы, которые регулируют ограничение права граждан на выезд за пределы Российской Федерации, если они уклоняются от исполнения обязательств, наложенных на них судом. Из содержания этих норм не вытекает право службы судебных приставов использовать это ограничение. И на практике судебные приставы-исполнители ссылаются на ст.45 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» от 21.07.1997 г. № 119-ФЗ, в которой предусмотрено следующее:

«Мерами принудительного исполнения являются:

  1. обращение взыскания на имущество должника путем наложения ареста на имущество и его реализации;
  2. обращение взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;
  3. обращение взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящиеся у других лиц;
  4. изъятие у должника и передача взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе;
  5. иные меры, предпринимаемые в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа».

Отсюда следует, что перечень мер принудительного исполнения не является исчерпывающим, и судебные приставы-исполнители вправе в отношении должников принимать иные меры в соответствии с ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» и иными федеральными законами. Исходя из этого, судебные приставы-исполнители и ограничивают права должников на выезд за пределы России, так как такое ограничение предусмотрено федеральным законом (ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»). При таком подходе действия судебных приставов-исполнителей вроде бы находятся в рамках закона. Однако подобная аргументация содержит ошибку. В п.5 ст.45 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве», в котором говорится об иных мерах принудительного исполнения, используется понятие «федеральные законы». Согласно ст.2 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве»:

«Законодательство Российской Федерации об исполнительном производстве состоит из настоящего Федерального закона, федерального закона о судебных приставах и иных федеральных законов, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов (далее — иные федеральные законы)».

Исходя из этой нормы, понятие «федеральные законы», используемое в ст.45 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» включает в себя не любые федеральные законы, а только те, которые, регулируют условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. А ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» не регулирует условия и порядок принудительного исполнения судебных актов и актов других органов.

Следует отметить, что вопрос о полномочиях судебных приставов-исполнителей по применению мер принудительного исполнения часто возникает в судебной практике. И суды отмечают, что эти полномочия должны быть закреплены не в любом федеральном законе, а только в таком, который регулирует вопросы исполнительного производства. Например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 15 июля 2002 г. по делу № КГ-А40/4392-02 суд указал:

«Частью 1 ст.12 Федерального закона „О судебных приставах“ установлено, что в процессе принудительного исполнения судебных актов и актов других органов, предусмотренных федеральным законодательством об исполнительном производстве, судебный пристав — исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Обязанность, указанная в данной правовой норме, означает, что судебным приставом — исполнителем в процессе исполнительного производства могут приниматься не любые меры, а лишь соответствующие содержанию исполнительного документа и предусмотренные в ФЗ „О судебных приставах“, ФЗ „Об исполнительном производстве“, других законах, регулирующих условия и порядок принудительного исполнения исполнительных документов, и в иных нормативных правовых актах по вопросам исполнительного производства, принимаемых уполномоченными на то государственными органами исполнительной власти».

В СПС «Консультант Плюс» нам удалось обнаружить только одно судебное дело, в котором обжаловались действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об ограничении права на выезд за пределы Российской Федерации. Так, в Постановлении от 22 сентября 2005 г. по делу № Ф09-3016/05-С6 Федеральный арбитражный суд Уральского округа отметил, что: «... законодателем судебному приставу-исполнителю не предоставлено право по принятию решения о наложении временного ограничения на выезд из Российской Федерации». Аргументация суда была следующая.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа на основании п. 5 ст.15 и ст.16 ФЗ РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» пришел к выводу, что из содержания названных норм права следует, что решение о временном ограничении права гражданина на выезд из Российской Федерации принимает уполномоченный на то орган внутренних дел, направляющий соответствующее уведомление лицу, чье право на выезд временно ограничено. В качестве аргумента такого вывода суд привел положение Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 15.01.1998 г. № 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и третьей статьи 8 Федерального закона от 15 августа 1996 года „О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию“ в связи с жалобой гражданина А.Я.Аванова», в котором Конституционный Суд Российской Федерации установил следующее:

«Проверка обстоятельств, препятствующих выезду гражданина за пределы Российской Федерации, возложена преимущественно на территориальные органы внутренних дел по месту жительства гражданина, что обусловлено лишь целями рациональной организации деятельности соответствующих органов».

Несмотря на то, что ст.45 ФЗ РФ «Об исполнительном производстве» к мерам принудительного исполнения отнесены и иные меры, предпринимаемые в соответствии с этим законом и иными федеральными законами, обеспечивающие исполнение исполнительного документа, данную норму нельзя толковать, как возможность применения судебным приставом-исполнителем любых принудительных мер по своему усмотрению. Право на выезд за пределы Российской Федерации является конституционным правом (п.2 ст.27 Конституции РФ) и ее ограничение возможно только в случаях установленных федеральным законом, что предполагает не только установление оснований такого ограничения, но и прямое указание на государственные органы, имеющие право принять решение об ограничении права на выезд.

Отсутствие правовой регламентации порядка ограничения права на выезд из России приводит к тому, что на практике судебные приставы-исполнители по-разному реализуют такое ограничение. Если в одних субъектах Российской Федерации, например в Москве, правовой акт, устанавливающий подобное ограничение, принимается судебным приставом-исполнителем и утверждается старшим судебным приставом, то в других регионах этот акт принимается только старшим судебным приставом. Например, в информационном письме Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Карелия «О порядке направления поручений об ограничении выезда за пределы Российской Федерации» от 16.01.2006 г. № 10/03-04-125-ВЛ закреплено: «Поручения об ограничении права выезда за пределы РФ подписываются старшими судебными приставами и заверяются печатью территориального подразделения судебных приставов». Причем, как видно из названия письма и из приведенного положения, акт, ограничивающий право на выезд за пределы Российской Федерации, в Республике Карелия принимается не в форме постановления, а в форме поручения. Но, несмотря на это, в самом акте, форма которого изложена в информационном письме, старший судебный пристав сам постановляет ограничить право должника на выезд за пределы Российской Федерации. Таким образом, различный подход в реализации ограничения права на выезд из Российской Федерации ведет к нарушению равенства граждан перед законом, так как такое равенство предполагает не только наделение граждан равными правами и обязанностями, но и одинаковое применение в отношении граждан норм права независимо от места их проживания.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что при отсутствии прямого указания на право службы судебных приставов ограничивать право на выезд из Российской Федерации, судебные приставы-исполнители не вправе принимать постановления, ограничивающие это право гражданина, закрепленное Конституцией РФ.

Лотфуллин Радик, Адвокатское бюро «DIA LAW International».