Рус Eng
DIA LAW International
Я не верю, что самая страшная угроза нашему будущему — это бомбы и управляемые ракеты.. Я не думаю, что наша цивилизация погибнет из-за них. Она погибнет, если мы перестанем заботиться друг о друге, если те духовные силы, что заставляют нас стремиться к добру и благородству, умрут в сердцах людей.
Лоуренс М. ГОУЛД (р. 1896)
ГлавнаяСтатьиО надлежащем ответчике по делам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей

О надлежащем ответчике по делам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей

Часто в ходе исполнительного производства судебные приставы-исполнители совершают незаконные действия, которые причиняют вред гражданам и юридическим лицам. В таких случаях правовым основанием для возмещения причиненного вреда являются нормы, содержащиеся в ст.16 и ст. 1069 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), согласно которым, вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования. При этом возникает вопрос, какой государственный орган должен быть привлечен в качестве ответчика к участию в судебном процессе по делу о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями судебного пристава-исполнителя? Ответ на этот вопрос содержится в ст.1071 ГК РФ, в соответствии с которым:

«В случаях, когда в соответствии с настоящим Кодексом или другими законами причиненный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с пунктом 3 статьи 125 настоящего Кодекса эта обязанность не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина».

Следовательно, исходя из этой нормы, ответчиком по искам о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий должностных лиц государственных органов, по общему правилу, является Министерство финансов Российской Федерации. Исходя из этого, суды общей юрисдикции и арбитражные суды надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, признавали этот государственный орган. Так, например, в постановлении от 20 октября 1999 года по делу №Ф09-1374/99-ГК Федеральный арбитражный суд Уральского округа прямо указал, что: «...судом сделан правильный вывод о том, что причинный вред подлежит возмещению за счет казны Российской Федерации, от имени которой на основании ст.1071 ГК РФ выступает Министерство финансов РФ» (см. также: постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 декабря 1999 года по делу №Ф04/2745-55/А02-99, постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 12 октября 1999 года по делу №Ф04/2129-585/А03-99).

Однако в ст.1071 ГК РФ содержится оговорка, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы, если в соответствии с п.3 ст.125 ГК РФ эта обязанность не возложена на другой государственный орган. Согласно п.3 ст.125 ГК РФ: «В случаях и в порядке, предусмотренных федеральными законами, указами Президента Российской Федерации и постановлениями Правительства Российской Федерации, нормативными актами субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, по их специальному поручению от их имени могут выступать государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане».

1 января 2000 г. вступил в силу Бюджетный кодекс РФ (далее — БК РФ). Этот нормативный правовой акт стал тем федеральным законом, который возложил обязанность выступать от имени казны на другой государственный орган. Так, в п.10 ст.158 БК РФ установлено:

«Главный распорядитель средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации, бюджета муниципального образования выступает в суде соответственно от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, муниципального образования в качестве представителя ответчика по искам к Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию:

о возмещении вреда, причиненного физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, по ведомственной принадлежности, в том числе в результате издания актов органов государственной власти, органов местного самоуправления, не соответствующих закону или иному нормативному правовому акту».

Таким образом, надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий должностных лиц государственных органов, должен быть тот распорядитель средств федерального бюджета, к которому подведомственен государственный орган, действия должностного лица которого обжалуются.

Долгое время судебная практика исходила из того, что главным распорядителем средств федерального бюджета, к которому подведомственна служба судебных приставов, является Министерство юстиции Российской Федерации. Так, например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 18 февраля 2004 г. по делу №КА-А40/399-04 прямо указал: «...арбитражный суд пришел к правомерному выводу о том, что по иску о взыскании убытков, причиненных незаконными действиями судебного пристава-исполнителя, ответчиком должен выступать Минюст России как главный распорядитель средств федерального бюджета, в структуру которого входит Служба судебных приставов-исполнителей». Аналогичный вывод содержится и в других судебных актах, в частности, в постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 мая 2003 г. по делу №КА-А40/2438-03, постановлении Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16 сентября 2004 г. по делу №А29-8527/2003-3э. Суды исходили из того, что в приложении № 11 к ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации» 15 августа 1996 г. № 115-ФЗ в качестве распорядителя средств федерального бюджета не была указана служба судебных приставов, а было указано только Министерство юстиции Российской Федерации.

Однако Федеральным законом от 23.12.2004 г. № 174-ФЗ данное приложение было отменено, а ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации» был дополнен приложением № 11.1, в котором в качестве распорядителя средств федерального бюджета указано не только Министерство юстиции Российской Федерации, но также и Федеральная служба судебных приставов.

Кроме того, согласно ст.4 ФЗ РФ «О бюджетной классификации Российской Федерации»:

«Ведомственная классификация расходов федерального бюджета является группировкой расходов федерального бюджета и отражает распределение бюджетных средств по главным распорядителям средств федерального бюджета».

В Ведомственной структуре расходов федерального бюджета на 2006 г., являющаяся приложением № 10 к Федеральному закону «О федеральном бюджете на 2006 год», Федеральная служба судебных приставов выделена в качестве главного распорядителя средств федерального бюджета. Более того, в ч.8 п.6 Положения о Федеральной службе судебных приставов (утв. Указом Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1316) прямо предусмотрено, что Федеральная служба судебных приставов:

«осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата ФССП России и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций».

Отсюда следует, что надлежащим ответчиком по иску о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий судебного пристава-исполнителя, является Федеральная служба судебных приставов как главный распорядитель средств федерального бюджета.

Анализ судебной практики показал, что суды в целом правильно начали определять надлежащего ответчика и привлекать к участию в судебном процессе Федеральную службу судебных приставов. Например, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 19 мая 2006 г. по делу №КГ-А40/930-06-П отклоняя довод Федеральной службы судебных приставов относительно того, что по искам о возмещении вреда отвечает Минфин России, отметил: «Суд апелляционной инстанции, изменяя решение и взыскивая спорные денежные средства с ФССП России за счет казны Российской Федерации, правильно исходил из п. 10 ст. 158 Бюджетного кодекса РФ, согласно которому в суде от имени казны Российской Федерации по искам о возмещении вреда, причиненного незаконными решениями и действиями (бездействием) соответствующих должностных лиц по ведомственной принадлежности, выступает главный распорядитель средств федерального бюджета. Главным распорядителем средств Федерального бюджета для Службы судебных приставов является федеральная служба судебных приставов (Приложение 11.1 к Федеральному закону „О бюджетной классификации Российской Федерации“ от 15.08.96 № 115-ФЗ в редакции от 23.12.04 № 174-ФЗ)». Далее, Федеральный арбитражный суд Дальневосточного округа в постановлении от 01 августа 2005 года по делу №Ф03-А73/05-1/2332 указал: «На основании Указа Президента РФ от 13.10.2004 № 1316 ФССП России осуществляет функции главного распорядителя средств федерального бюджета, предусмотренных на содержание центрального аппарата ФССП России и территориальных органов, а также на реализацию возложенных на нее функций.

В этой связи апелляционная инстанция арбитражного суда, установив наличие состава правонарушения в действиях судебного пристава-исполнителя, правильно применив указанные нормы права, обоснованно взыскала ущерб с ФССП России, отказав в иске к Минфину РФ». (См. также: Постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 13 сентября 2005 года по делу №Ф03-А04/05-1/2534; Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 29 марта 2006 года по делу №Ф08-757/2006.)

Однако, к сожалению, не все суды учли изменения в действующем законодательстве и в судебной практике можно встретить примеры того, как суды ошибочно привлекают в качестве ответчика Минюст РФ или даже Минфин РФ. В частности, Федеральный арбитражный суд Московского округа в постановлении от 15 декабря 2005 г. по делу №КГ-А40/12497-05 пришел к такому выводу:

«Оспаривая решение, Минфин РФ факта причинения истцу убытков действиями судебного пристава-исполнителя не отрицает, однако считает, что ответчиком по данному делу должна быть Федеральная Служба судебных приставов — как главный распорядитель средств федеральной бюджета.

При вынесении решения суд правильно применил ст. ст. 1064, 1069, 1071 ГК РФ, предусматривающие, что причиненный незаконными действиями должностных лиц вред подлежит возмещению за счет казны соответствующего уровня. В данном случае от имени казны РФ в качестве ответчика выступает Минфин РФ».

Подводя итог изложенному, можно отметить, что на сегодняшний день, при обращении в суд с иском о возмещении вреда, причиненного в результате незаконных действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей, истцам в качестве ответчика необходимо привлекать Федеральную службу судебных приставов России.

Лотфуллин Радик, Адвокатское бюро «DIA LAW International».