Рус Eng
DIA LAW International
Истинные законы покоятся в человеческой природе; кто действует вопреки им, тот испытывает на себе последствия этого.
А. Эйнзидель
ГлавнаяСтатьиОсуществление адвокатской деятельности в странах ЕС

Осуществление адвокатской деятельности в странах ЕС

Общий рынок

Фундаментом европейской интеграции является Общий рынок ЕС, вокруг правового регулирования которого и формируется значительный массив так называемого «европейского права». Под общим рынком понимается пространство, в пределах которого реализуется свободное движение товаров, услуг, лиц и капиталов, а также действует свобода выбора места осуществления постоянной предпринимательской деятельности. Все указанные свободы были провозглашены ещё в тексте Римского Договора о Европейском экономическом сообществе ЕЭС), который вступил в силу с 1958 года. Однако эффективность их реализации на практике в значительной степени зависела от последующей нормотворческой деятельности в рамках Европейского экономического сообщества (ныне — Европейского Сообщества). Издаваемые органами ЕС директивы и регламенты принимались с целью гармонизации и унификации национальных законодательств государств-членов. Тем самым снимались многие правовые препятствия на пути реализации свобод общего рынка.

Осуществление адвокатской деятельности в условиях общего рынка

Политика европейских государств, направленная на построение общего рынка, потребовала внесения ряда корректив в правовое регулирование адвокатской деятельности в соответствующих государствах. Оказание адвокатских услуг рассматривается в данном случае как разновидность экономической деятельности, что является основанием для распространения на неё правового режима свобод общего рынка. Следовательно, функционирование общего рынка предполагает, что адвокаты одного государства-члена должны иметь юридическую возможность оказывать услуги и осуществлять адвокатскую деятельность в любом другом государстве-члене. Действующие в отношении адвокатов свободы условно делятся на два вида:

  • 1) свобода движения услуг означает возможность для адвоката, постоянно осуществляющего свою деятельность в одном государстве-члене, эпизодически (на непостоянной основе, т.е. временно) оказывать адвокатские услуги на территории другого государства члена (например, представлять интересы гражданина одного государства-члена в судах другого);
  • 2) свобода учреждения (свобода выбора места осуществления постоянной предпринимательской деятельности) предоставляет возможность «переехать» в любое государство ЕС для того, чтобы в нём обосноваться и заняться адвокатской деятельностью на постоянной основе.

Практический смысл выделения указанных выше свобод заключается в том, что они подчинены различным правовым режимам, особенности которых будут рассмотрены ниже. Различие заметно уже по тому, что в Договоре о ЕЭС (Римский договор) данным свободам посвящены различные главы (главы 2 и 3 Раздела III).

Положения Договора о ЕЭС провозглашают свободу учреждения (ст.43) и свободу движения услуг (ст.49). По смыслу Договора, данные свободы действуют применительно к любым видам экономической деятельности. Нормы Договора, однако, носят общий характер и не определяют условий реализации свобод общего рынка применительно к тем случаям, когда существуют правовые препятствия на пути их осуществления. Именно поэтому общих положений недостаточно для практически эффективного применения указанных свобод к адвокатской деятельности, осуществляемой на общем рынке ЕС. Препятствия правового, а также политического характера потребовали принятия дополнительных мер, направленных на гармонизацию правового регулирования условий и порядка осуществления адвокатской деятельности.

Препятствия политического и правового характера как следствие особой природы адвокатской деятельности

Главные препятствия, которые стоят на пути свободного движения адвокатских услуг в пределах общего рынка ЕС, носят политический характер. Многие государства ЕС до сих пор с осторожностью относятся к перспективе допуска к адвокатской деятельности лиц, которые получили соответствующий статус в ином государстве-члене. Объясняется это особой природой деятельности адвокатов и выполняемой ими функции.

Дело в том, что содержание адвокатской деятельности отнюдь не исчерпывается возмездным оказанием определённого рода услуг с целью извлечения прибыли. Понятия «экономическая деятельность» и «предпринимательство» не позволяют охватить некоторых принципиально важных аспектов адвокатской деятельности. Существенная особенность адвокатской деятельности заключается в том, что адвокаты выполняют в государстве важную функцию, которая носит публично-правовой характер: они содействуют правосудию. Очевидно, что в отсутствие адвокатов и адвокатуры функционирование третьей власти государства было бы практически парализовано. С этой точки зрения адвокат не просто отстаивает частные интересы своего клиента, но и объективно способствует повышению качества правосудия. Наглядный пример именно такого понимания сути адвокатской деятельности демонстрирует немецкий законодатель. Согласно § 1 Положения об адвокатуре ФРГ от 1 августа 1959 года, адвокат является независимым органом правосудия. В этом качестве адвокат стоит на страже справедливости и законности, тогда как адвокатура в целом способствует реализации идеи правового государства.

С учётом изложенных особенностей, становится понятно, почему национальный законодатель уделяет столь пристальное внимание правовому регулированию различных аспектов адвокатской деятельности. Причём ключевым является вопрос об условиях допуска к осуществлению адвокатской деятельности. В большинстве государств предъявляются достаточно строгие требования к лицам, которые претендуют на получение статуса адвоката. Помимо соответствия ряду критериев (уровень образования, отсутствие судимости, моральные качества), претендент должен пройти через определённую процедуру вступления в адвокатуру, которая часто состоит из нескольких этапов.

В связи с этим, примечательно законодательство Франции. Согласно действующему ныне Закону от 31 декабря 1971 года, кандидат на вступление в адвокатуру, уже имеющий как минимум степень магистра права, должен пройти следующие этапы:

  • 1) выдержать вступительный экзамен в профессиональный региональный учебный центр адвокатуры;
  • 2) успешно завершить в этом центре двенадцатимесячный курс специальной теоретической и практической подготовки, по результатам которого выдаётся сертификат пригодности к адвокатской деятельности;
  • 3) пройти двухлетнюю стажировку в коллегии адвокатов, в ходе которой стажёр практикуется в различных органах юстиции, обладая правом совершать любые процессуальные действия;
  • 4) лишь после этого допустимо прошение о зачислении в коллегию адвокатов, решение по которому принимается в совете коллегии. Иностранец, желающий заняться адвокатской практикой во Франции, по общему правилу, должен пройти те же самые этапы. Данный подход, естественно, не отвечает потребностям общего рынка.

Закрепляя систему условий допуска к осуществлению адвокатской деятельности, национальный законодатель учитывает публично-правовой аспект адвокатской деятельности. Тем самым государство гарантирует необходимую профессиональную квалификацию адвокатов, закрывает доступ в адвокатуру лицам, личные и моральные качества которых не позволяют доверить им выполнение публично-правовой функции адвоката (так, во Франции адвокатами не могут стать лица, привлечённые к ответственности за проступки, совершённые против чести, совести и добрых нравов).

Следовательно, очевидно, что допуск лица, получившего статус адвоката в одном государстве ЕС к осуществлению адвокатской деятельности в другом государстве ЕС, не может быть безусловным и автоматическим, как того, по общему правилу, требует правовой режим общего рынка. Именно поэтому для интеграции адвокатских услуг в общеевропейский рынок услуг с присущими ему свободами экономической деятельности, потребовалась выработка специальных, более гибких правовых решений. Данные решения учитывают публично-правовой аспект адвокатской деятельности и связанные с этим интересы государств-членов.

Общеевропейское регулирование условий допуска адвокатов одного государства ЕС к осуществлению адвокатской деятельности в другом государстве ЕС.

Наднациональное регулирование вопросов допуска к осуществлению адвокатской деятельности в пределах общего рынка ЕС включает три нормативно-правовых акта:

  • 1. Директива Совета ЕС от 22 марта 1977 (77/249/СЕЕ), направленная на упрощение порядка реализации адвокатами свободы оказания услуг.
  • 2. Директива Совета ЕС от 21 декабря 1988 (89/48/СЕЕ), направленная на создание системы взаимного признания дипломов о высшем профессиональном образовании, продолжительность которого составляет не менее трёх лет, если эти дипломы дают право заниматься определённой профессиональной деятельностью.
  • 3. Директива Европейского Парламента и Совета ЕС от 16 февраля 1998 (98/5/СЕ), направленная на упрощение порядка реализации адвокатами права заниматься адвокатской деятельностью на постоянной основе в государстве-члене ином, чем то, в котором статус адвоката был первоначально приобретён.

Все указанные нормативно-правовые акты приняты в правовой форме директивы. Особенность этой формы заключается в том, что по общему правилу данные акты не имеют прямого действия в отношении физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией государств-членов. Директивы адресованы государствам, которые обязаны привести своё законодательство в соответствие с той моделью правового регулирования, которая содержится в директиве. Если в течение установленного срока директива не была имплементирована в национальное законодательство, она при определённых условиях приобретает свойство прямого действия. С этого момента частные лица могут обосновывать свои требования к государству ссылками на положения директивы.

Директива Совета ЕС от 22 марта 1977 (77/249/СЕЕ).

Данная директива направлена на регулирование свободы движения услуг, которая, в отличие от свободы учреждения, предполагает эпизодическое осуществление на непостоянной основе адвокатской деятельности в государстве-члене, отличном от того, где лицом был приобретён статус адвоката.

Суть положений директивы сводится к тому, что лица, которые приобрели статус адвоката в одном из государств ЕС, могут осуществлять на непостоянной основе адвокатскую деятельность в любом другом государстве-члене. При этом данное лицо не приобретает правового статуса адвоката в принимающем государстве, и действует под своим профессиональным титулом, полученном в государстве происхождения (так, английский solicitor, практикуясь во Франции, сохранит своё наименование, и будет использовать профессиональный титул solicitor, а не avocat). Данное правило имеет важное значение, поскольку иностранный адвокат обязан ясно доводить до сведения своих клиентов, суда и коллег точное наименование его профессионального титула с указанием государства своего происхождения и адвокатского образования, к которому данное лицо принадлежит.

Согласно прямому указанию ст. 4 Директивы, осуществление адвокатской деятельности в порядке реализации свободы движения услуг, не может быть обусловлено необходимостью иметь резидентство (место жительства) в принимающем государстве, а также необходимостью вступления в профессиональное сообщество адвокатов данного государства. При оказании правовых услуг, иностранный адвокат подчиняется правилам осуществления адвокатской деятельности принимающего государства.

Однако свобода оказания услуг в полной мере распространяется лишь на ту сферу адвокатской деятельности, которая не связана с осуществлением судебного представительства. Что касается допуска к представительству в суде, то государства-члены могут вводить дополнительные ограничения (ст. 5): во-первых, национальный законодатель вправе обязать иностранного адвоката уведомлять председателя соответствующего суда, а также председателя органа адвокатского сообщества о своём намерении выступить в суде; во-вторых, допустимо введение нормы, в соответствии с которой иностранный адвокат не может представлять интересы клиента самостоятельно, но вправе выступать в суде совместно с местным адвокатом, который компетентен действовать в соответствующем судебном органе.

Обязанность действовать в суде совместно с адвокатом принимающего государства существенным образом сужает возможности иностранного адвоката. Данная обязанность закреплена во Франции и ФРГ. Напротив, подобные требования отсутствуют в Великобритании, которая придерживается более либерального подхода.

В своём решении от 25 февраля 1988 года, вынесенном по делу Комиссия ЕС против ФРГ, Суд Европейских Сообществ предпринял успешную попытку ограничить действие требования о необходимости привлечения адвоката принимающего государства. При этом Суд учитывал особенность процессуального права ФРГ, которая заключается в том, что в этой стране в полной мере действует принцип адвокатской монополии, суть которого в следующем. С одной стороны, судебное представительство вправе осуществлять только то лицо, которое имеет статус адвоката. С другой стороны, в большинстве судебных учреждений (начиная с земельных судов и выше) привлечение адвоката является обязательным: стороны не вправе вести судебное дело самостоятельно.

Директива 1977 года была имплементирована в ФРГ таким образом, что ни в одной из судебных инстанций иностранный адвокат не мог действовать без помощи местного адвоката. Суд ЕС, однако, признал такой подход незаконным. Нормы Директивы были истолкованы в том смысле, что привлечение к делу местного адвоката как условие выступления иностранного адвоката в суде, может быть обязательным лишь при производстве в тех судебных учреждениях, в которых участники процесса (истец и ответчик) не вправе вести дела самостоятельно. Тем самым Суд ЕС признал, что иностранные адвокаты вправе самостоятельно представлять интересы клиентов в тех судах, где участие адвоката является факультативным (например, в участковых судах ФРГ, в окружных судах Франции).

Директива Совета ЕС от 21 декабря 1988 (89/48/СЕЕ).

Директива 1988 года посвящена вопросу взаимного признания дипломов о высшем профессиональном образовании. В том, что касается условий осуществления адвокатской деятельности, данная Директива значительно упрощает порядок реализации адвокатами свободы учреждения на общем рынке ЕС. Свобода учреждения состоит в возможности свободного выбора места осуществления постоянной профессиональной деятельности. Независимо от того, что диплом о высшем профессиональном образовании был получен в одном из государств-членов, лицо вправе выбрать любое другое государство ЕС в качестве места осуществления адвокатской деятельности. Соответственно, встаёт вопрос об условиях допуска таких лиц к осуществлению адвокатской деятельности и о взаимном признании государствами ЕС эквивалентности выдаваемых ими дипломов о высшем юридическом образовании.

Согласно ст.3 Директивы, каждое государство ЕС обязано признавать дипломы о высшем профессиональном образовании, полученные в любом другом государстве ЕС. Однако положения Директивы не ограничиваются признанием дипломов. Принципиально важно следующее. Если согласно законодательству государства, где получен диплом, получатель диплома на основании этого документа допускается к осуществлению профессиональной деятельности (в частности, адвокатской деятельности), то любое другое государство ЕС также обязано допустить это лицо к осуществлению аналогичной профессии (по общему правилу, без дополнительных условий). Причём, в отличие от Директивы 1977 года, лицо, допущенное в таком порядке к осуществлению адвокатской деятельности в одном государстве ЕС на основании диплома, полученного в другом государстве ЕС, приобретает правовой статус адвоката в принимающем государстве.

Рассмотрим конкретный пример. Предположим, что гражданин ФРГ получил в этом государстве высшее юридическое образование (которое включает теоретическую подготовку и практику). Полученный диплом, согласно законодательству ФРГ, даёт лицу право обратиться с ходатайством о вступлении в адвокатуру. Между тем, гражданин ФРГ, не вступая в немецкую адвокатуру, принимает решение переехать во Францию, обосноваться в этой стране и заняться там адвокатской практикой. Во Франции, однако, действует более сложная система допуска к адвокатуре: помимо классического университетского образования, требуется прохождение специальной подготовки в региональном учебном центре адвокатуры и получение сертификата о пригодности к адвокатской деятельности, а также прохождение двухлетней стажировки при адвокатском образовании. В этой ситуации гражданину ФРГ следует руководствоваться Директивой 1988 года, на основании которой он будет освобождён от необходимости прохождения стажировки и получения сертификата о пригодности, т.к. полученный им в ФРГ диплом уже является основанием для допуска к осуществлению адвокатской деятельности в этой стране, а следовательно, и в любом другом государстве ЕС.

Однако нужно уточнить, что признание дипломов в рамках ЕС всё же нельзя считать безусловным. В ст.4 Директивы сформулированы допустимые требования, выполнением которых может быть обусловлено признание диплома. При этом нужно учитывать особенность юридического образования: диплом юриспруденции, полученный в одном государстве, как правило, не предполагает наличие у лица достаточных юридических знаний по правовым системам других государств-членов ЕС. Именно поэтому лицу, претендующему на допуск к адвокатской деятельности, может быть предложено сдать специальный квалификационный экзамен либо пройти стажировку продолжительностью не более трёх лет. Большинство государств-членов подвергают претендентов квалификационному экзамену. Так, по законодательству Франции и ФРГ требуется сдать специальный экзамен, целью которого является проверка способности лица заниматься адвокатской практикой в соответствующем государстве.

Указанные ограничения в значительной степени снижают эффективность взаимного признания дипломов. Кроме того, Директива 1988 года рассчитана главным образом на тех лиц, которые ещё не начали заниматься адвокатской практикой в том государстве, где они получили диплом. Директива не учитывает особенности положения адвокатов, которые уже практикуются в одном из государств ЕС и желали бы изменить место осуществления профессиональной деятельности, обосновавшись в другом государстве ЕС и получив в этом государстве статус адвоката. Формально указанные лица могли бы воспользоваться возможностями, предоставленными Директивой 1988 года, сдать квалификационный экзамен и получить статус адвоката. Однако сложно представить это на практике.

Директива Европейского Парламента и Совета ЕС от 16 февраля 1998 (98/5/СЕ).

Данная Директива является логическим продолжением мер, предпринятых Евросоюзом. Положения Директивы 1998 года рассчитаны как раз на тех лиц, которые уже допущены к адвокатуре и занимаются адвокатской практикой в одном из государств-членов, но желают изменить место осуществления постоянной профессиональной деятельности и обосноваться в другом государстве ЕС.

Учитывая, что при имплементации Директивы 1988 года большинство государств поставили признание дипломов юриспруденции в зависимость от успешной сдачи квалификационного экзамена, Директива 1998 года предусматривает альтернативный порядок допуска адвокатов одного государства ЕС к постоянному осуществлению деятельности в другом государстве ЕС.

Статья 2 Директивы закрепляет, что адвокат любого государства-члена вправе на постоянной основе заниматься адвокатской практикой в любом другом государстве-члене, действуя под своим профессиональным титулом, полученном в государстве происхождения. При этом он обязан ясно и чётко доводить до сведения суда, клиентов и коллег полное наименование своего профессионального титула, причём титул всегда и везде указывается на официальном языке государства, где он был получен. Отчасти данные требования вызваны соображениями необходимости защиты прав потребителей, то есть клиентов, пользующихся услугами адвокатов.

Для осуществления профессиональной деятельности на постоянной основе, иностранный адвокат обязан, согласно ст.3 Директивы, зарегистрироваться при компетентном органе, который определяется в соответствии с национальным законодательством. Как правило, реестр адвокатов ведут либо органы адвокатских сообществ (например, коллегии адвокатов — во Франции, в Англии), либо судебные органы (отчасти, в ФРГ). Компетентный орган обязан зарегистрировать адвоката, если тот предъявит доказательства того, что он допущен к адвокатской практике в другом государстве-члене. Соблюдения каких-либо дополнительных условий не требуется. С момента регистрации адвокат становится членом адвокатского сообщества, имеет право голоса при принятии решений по любым вопросам.

Зарегистрированный адвокат вправе оказывать любые виды адвокатских услуг, консультировать по вопросам, относящимся к праву как государства своего происхождения, так и принимающего государства. Согласно ст.5 Директивы, государства-члены сохраняют право ограничить возможность иностранных адвокатов самостоятельно представлять своих клиентов в судебных учреждениях. Принимающее государство может ввести в своё законодательство правило, в соответствии с которым иностранный адвокат вправе выступать в суде лишь совместно с лицом, которое имеет статус адвоката в данном государстве (государстве суда). Данное положение Директивы применяется, однако, с учётом толкования, которое Суд ЕС дал в решении от 25 февраля 1988 года (о нём речь шла выше).

Как бы то ни было, далеко не все государства-члены сохранили столь строгий подход к адвокатам из других государств ЕС. Так, Франция, которая закрепляет обязанность иностранных адвокатов, действующих на основании Директивы 1977 года, прибегать к содействию местных французских адвокатов, отказалась от аналогичных ограничений применительно к иностранным адвокатам, действующим во Франции на постоянной основе, несмотря на то, что эти лица действуют под своим профессиональным титулом, полученном в ином государстве ЕС.

Принципиально важной новеллой, которая была внесена Директивой 1998 года, является альтернативный (по отношению к процедуре признания диплома) механизм получения адвокатом одного государства ЕС правового статуса адвоката в другом государстве ЕС. В результате, происходит так называемая полная «ассимиляция», при которой лицо, получившее правовой статус адвоката в принимающем государстве, по своему правовому положению полностью приравнивается к местным адвокатам, которые приобрели этот титул в общем порядке (путём получения высшего образования, сдачи квалификационного экзамена прохождения стажировки и выполнения других требований, согласно национальному законодательству).

Механизм получения статуса адвоката достаточно прост.Любое лицо, которое в течение трёх лет осуществляло в принимающем государстве адвокатскую деятельность под профессиональным титулом, приобретённым в государстве происхождения, вправе получить статус адвоката в принимающем государстве без необходимости сдачи квалификационного экзамена или выполнения иных дополнительных требований. Для этого достаточно представить доказательства того, что адвокатская деятельность осуществлялась:

  • 1) в течение трёх лет;
  • 2) непрерывно;
  • 3) по вопросам права принимающего государства, либо европейского или международного права.

В качестве доказательств осуществляемой деятельности возможно представление адвокатом любой документации, свидетельствующей о количестве и характере дел, которые находились у него на производстве.

Заключение.

Общеевропейское регулирование вопросов допуска к осуществлению адвокатской деятельности свидетельствует о значительной эволюции в сторону упрощения порядка реализации адвокатами возможности заниматься адвокатской практикой в государстве, ином, чем то, где лицом было получено профессиональное образование и статус адвоката. Именно благодаря наднациональному нормотворчеству данная возможность стала практически реализуемой.

Для отечественной науки и практики опыт европейских государств представляет как теоретический, так и практический интерес:

  • 1) Теоретический (сравнительно-правоведческий) интерес: опыт правового регулирования адвокатской деятельности может быть воспринят российской доктриной и воплощён в жизнь российским законодателем. В связи с этим стоит задуматься над идеей об особой, публично-правовой природе адвокатской деятельности — ведь именно на этой основе строится правовое регулирование адвокатской деятельности во многих европейских государствах.
  • 2) Практический интерес — в основном для тех практикующих юристов, адвокатов и адвокатских образований, которые ориентированы на ведение так называемых дел с участием иностранного (в данном случае, европейского) элемента. Кроме того, теоретически существует возможность расширения российскими адвокатами (или юридическими фирмами) своей деятельности путём создания филиалов в европейских государствах (при условии получения допуска к адвокатской деятельности в соответствующем государстве). В связи с тем, что свободы общего рынка распространяются на адвокатские услуги, вопрос может стоять о выходе на общеевропейский рынок юридических услуг, а не только на рынок отдельного государства ЕС. Для этого будет достаточно получить допуск к адвокатской деятельности в том государстве ЕС, где требования к иностранным адвокатам наиболее либеральны. Однако перспектива реализации на практике такого рода «расширений» будет, естественно, зависеть от уровня спроса на подобные услуги трансграничного характера. Уровень же спроса, в конечном счёте, определяется объёмом торгово-экономических связей между Россией и ЕС.

Уржумов Иван, Адвокатское Бюро «DIA LAW International».